Такой проверки в психбольнице не ожидали. Но когда узнали правду, то обомлели!

Пролог

Инспекция в клинике для душевнобольных выглядит совершенно не так, как может представляться обывателям, далеким от закулисного мира психиатрии. Наверняка многие думают, что это происходит примерно так: «свой» человек из надзирающих органов звонит в какой-нибудь провинциальный психдиспансер и предупреждает: «Завтра у вас проверка, всем сотрудникам быть на месте…». Да, подобная схема имеет место быть. Но так происходит далеко не всегда. И наш случай лишний раз это подтверждает.

Глава I

В один захолустный сумасшедший дом неожиданно нагрянула инспекция. Ревизор оказался новым сотрудником, с которым никто из местных воротил психиатрии знаком не был. Медперсонал всполошился. Как так?! Без предупреждения?!

– Голубков Виктор Петрович. Из Минздрава. Направлен к вам для инспекции, – состроив суровую гримасу, представился проверяющий. – А это мой сопровождающий помощник Иван Леонидович Терехин.

Оба проверяющих направились в здание клиники. За ними сразу увязались старшая медсестра Инночка и дед Яша – завхоз. По дороге к кабинету главного врача они пытались «правильно» настроить главного инспектора, вызвав у него сочувствие. Наперебой сыпали жалобами на различные трудности, невыносимых пациентов, нехватку диагностического оборудования и лекарств. Шагая по гулким коридорам, Голубков многозначительно кивал.

Главного врача на месте не оказалось. Был в служебном отъезде. Голубкову и его помощнику для проверки предоставили регистрационные книги, ведомости, отчеты и прочую документацию.

– Здесь все в порядке. Давайте уже к обходу приступим, – торопливо сказал он, бегло просматривая бумаги.

Приступили к осмотру пищеблока.

– Как тут у вас с продовольствием? – грозно спросил Голубков.

С продовольствием в психдиспансере было неважно. Инспектор заглянул под крышки всех кастрюль, оценил состояние котловой закладки, а потом приступил к дотошному контрольному взвешиванию всех продуктов.

Поварихи и старшая медсестра с завхозом стояли ни живые, ни мертвые. В воздухе пищеблока ощутимо запахло приближающимся скандалом, поскольку сотрудники сумасшедшего дома, как, впрочем, и работники всех госучреждений, подворовывали.

– Это…. Тут ничего такого…. Все здесь в порядке…. Пациентов мы кормим хорошо, – заикаясь, лебезила старшая повариха, мясистая Зинаида.      

– Да, да, я понял, – сухо и бездушно ответил Виктор Петрович. – Но потрудитесь, Зинаида, простите, не знаю, как вас по отчеству, предоставить все накладные на имеющиеся продукты.

Побледневшая Зина долго рылась в шкафу и, наконец, выудила на свет Божий пачку накладных в промасленном файле.

– Вот, пожалуйста, – дрожащей рукой подала их инспектору.

Глава II

Голубков долго сверял цифры из накладных со всеми  продовольственными запасами, которые нашел в кухонных столах, холодильниках и кладовках.

– У вас почти ничего не сходится, – грозно прорычал он. – Вот, смотрите, мясо не сходится, яйца, масло и фрукты-овощи тоже. Извините, но я вынужден составить акт о недостаче продуктов.

Голубкова слезно уговаривали этого не делать, простить на первый раз. Но он был непреклонен. После пищеблока принялся инспектировать владения сестры-хозяйки Раечки, которую моментально затрясло. Тоже, видимо, «рыльце в пушку».

– Где полотенца вафельные? Покрывала шерстяные? А новые пододеяльники и простыни? – Виктор Петрович сдвинул свои густые брови. –  По накладным есть, по факту – нет. Как вы это объясните, уважаемая?

Сестра-хозяйка шелестела документами, заискивающе улыбалась, пряча бегающие глазки. Выяснилось, что старое белье списано. Новое вроде бы в наличии. Но тут Раечка применила известную хитрость, которую Голубков моментально раскусил. Простыни, фигурирующие по ведомостям как две новые и полноценные, в реальности оказались одной потрепанной простыней, порванной пополам. И так со всем подотчетным имуществом.

– Ой, знаете, у нас порошок стиральный так быстро расходуется, мы же почти ежедневно обстирываем пациентов, они всегда чистенькие, – робко блеет Раечка.

И без того хмурый проверяющий стал чернее тучи и вознамерился рисовать второй акт. Но тут прибежал заместитель главного врача, Олег Семенович. Кто-то из сотрудников позвонил ему на мобильник, и тот, бросив дела, примчался на работу. Вместе со старшей медсестрой Инночкой, поварихой Зиной и сестрой-хозяйкой Раечкой он начал во всех недостачах винить прожорливых и вороватых пациентов.

– Время-то уже обеденное, – с максимально доброжелательной улыбкой заметил заместитель главврача. – Не желаете ли, господа проверяющие, отобедать?

Испытанный веками способ, к облегчению всех работников сумасшедшего дома, подействовал. Въедливого инспектора с помощником заботливо усадили в иномарку, отвезли в самый шикарный ресторан, который смогли найти в провинциальных окрестностях. Обильно напоили дорогим коньяком и накормили деликатесами. Голубков выпивал за троих, ел за пятерых. Помощник вел себя чуть скромнее.

Глава III

Радовались сотрудники диспансера недолго. После сытного обеда инспектор пожелал продолжить проверку. Приехав обратно, еще активнее начинал совать свой нос во все щели.

– Что за неприятный запах в ординаторской у санитаров? – интересуется Голубков.

– А чему же там благоухать – цветам, то ли? – отражает атаку Олег Семенович…

…– Так, почему пациенту Лыкову ставили инъекции галоперидола, но в истории болезни это не отражено?.. Как не ставили?.. Какая ошибка?! А почему же у него на ягодицах рубцы от уколов? Он что, йогой тут занимается – пятой точкой на стеклах сидит?

– Ээмммм… – рядовая медсестра не знает, что сказать.

– Не придумывайте ответ, любезная. Не напрягайтесь, – ехидно заявляет инспектор. – Хватит меня обманывать! Вы тут все заврались!

Медсестра, покраснев, как вареный рак, опустила глаза в пол.

– А теперь всех попрошу выйти из палаты и прикрыть за собой дверь, – сказал проверяющий. – Хочу с пациентами наедине поговорить, выслушать их жалобы.

– Господи! Представляю, что они ему сейчас наплетут! – оказавшись в коридоре, завопил заместитель главврача. – Они же психи! А этот хмырь в любую ересь поверит, все в журнальчик свой запишет, ничего не упустит.

– Да уж, – мрачно буркнула Инночка, согласившись с Олегом Семеновичем. – Вот тебе и новый инспектор… Гнида!

Понимая, что договориться с проверяющим вряд ли удастся, сотрудники психиатрической лечебницы решили пойти другим путем. Взять в оборот Ивана Леонидовича Терехина – помощника инспектора, безмолвной тенью таскавшегося за своим начальником. Может, он окажется более лояльным человеком.

– Ну, он у вас и зверь! – закинул удочку Олег Семенович, обращаясь к помощнику. – Я не понимаю, чего он пытается добиться? У нас вроде, как и везде. Да, есть мелкие нарушения. Но мы готовы, так сказать, искупить. Не кровью, конечно.

– Вы правы, у Голубкова характер – не подарок. Но работать с ним можно, – спокойно ответил Иван Леонидович.

– Ээээ, господин помощник, а нельзя ли найти какой-то компромисс? – не унимался заместитель начальника. – Прошу, помогите уладить проблему по-человечески. Мы будем очень благодарны. Минздраву тоже ведь скандал не нужен.      

– Я вас прекрасно понимаю и даже в чем-то поддерживаю, – тщательно подбирая слова, отвечал степенный помощник. – Я готов попробовать как-то повлиять…. Но обещать ничего не могу.

Помощник вошел в палату. Под дверью в ожидании «приговора» застыли сотрудники психдиспансера. Через 15 минут Иван Леонидович вышел.

– Еле договорился, – прошептал он Олегу Семеновичу. – Мне это таких усилий стоило…. В общем, с вас пять сотен и презенты…. И вопрос закрыт.

Работники клиники, узнав о «приговоре», конечно, недовольно закрякали. Но тихо. Так, чтобы ни помощник, ни тем более инспектор ничего не услышали. Тут же начался сбор наличных средств. Самого быстроногого сотрудника, по иронии судьбы им оказался дед Яша, снарядили в ближайший супермаркет за презентами.

Через полчаса Олег Семенович вручил лояльному помощнику конвертик с пятью сотенными купюрами зеленого цвета и пакетик с парой бутылок виски. Через мгновение проверяющий уничтожил все составленные им акты. Мужчины обменялись рукопожатиями, пожелав друг другу доброго здравия. Инспектор и помощник сели в служебный автомобиль с красным крестом на лобовом стекле и отбыли восвояси.

– Еще легко отделались, – выдохнула старшая медсестра Инночка.

– Да, могло быть хуже, – согласился Олег Семенович. – Он такого накопал бы!.. А психи – что с них взять? Они-то существа безответные. Те, кто смирный и немного понятливый, огороды на наших дачах вскапывают. Тяжелых пищеблок обворовывает. Медсестры потихоньку наркотические препараты со складов прут. Раечка новые простыни и одеяла домой тянет…. В общем, куда ни плюнь – везде погрешности.

– Это точно, – выдохнула Инночка. – Всем бы коллективом под монастырь нас и подвел.

Глава IV

Проверки провинциальных психдиспансеров приносили Голубкову Виктору Петровичу солидный доход. В короткие сроки он сумел обзавестись кооперативной «однушкой», личным автомобилем, дорогими часами, комплектом респектабельной одежды. В последнее время его аппетиты начали расти. И он сократил процедуру проверки до минимума, а таксу за свою сговорчивость, наоборот, повысил. В общем, жил неплохо.

Однажды в процессе проверки очередного сумасшедшего дома случился казус.

– О, Витек, привет! Классно выглядишь! Снова в родные пенаты? Опять обострение? – заорал на всю палату один из пациентов, обращаясь к инспектору Голубкову.

Тот растерялся. Стоявшие рядом сотрудники лечебницы насторожились. А пациент продолжал орать:

– Это же Витька! Витек! Мы с ним в измайловском диспансере в одной палате лежали!

Сотрудники с недоверием уставились на инспектора. Дико извиняясь, попросили показать документы, подтверждающие его полномочия. Тот начал возмущаться. Но сотрудники настояли. Тогда Голубков попытался сбежать. Но из ласковых объятий трех крепких санитаров вырваться невозможно. Главврач вызвал полицейских…. В общем, это был полный провал. На экстренно созванной конференции все психотерапевты, неврологи и психиатры региона пребывали в глубоком шоке.

Эпилог

Голубков Виктор, бывший пациент психоневрологического диспансера, нашел хитрый способ разбогатеть. Придумал рабочую схему. К тому же он давно «точил зуб» на врачей-психиатров. «Я вам покажу, коновалы!» – мысленно негодовал он.

Прилично одевшись, он начал инспектировать провинциальные лечебницы и приюты для душевнобольных. Пока не было своей машины, пользовался отечественным автомобилем знакомого. Клеил к лобовому стеклу красный крест. Раскрывал справочник. Находил адреса подходящих психдиспансеров. Приезжал всегда внезапно, чтобы сотрудники лечебницы не успели опомниться и подготовиться к проверке.

С бытом и внутренними распорядками подобных заведений он был знаком хорошо. Сначала промышлял один. Потом знакомый, тоже душевнобольной, свел с настоящим фельдшером по фамилии Тихомиров. Его полгода назад турнули с должности из-за пьянства. Но о том, что он лишился работы, знали единицы. Он 15 лет проработал фельдшером, и сотрудники всех окрестных лечебниц были с ним знакомы.

Голубков вовлек бывшего фельдшера в свой промысел, пообещав после каждого «сеанса» бутылку хорошей водки, закуску и 25% от размера полученной мзды. И они стали действовать на пару.

Никто из сотрудников инспектируемых учреждений ничего не подозревал. Тем более что Терехина все давным-давно знают, среди своих он примелькался. В его служебные обязанности как раз и входило сопровождение проверяющих инспекторов. Поэтому и документы у «парочки» не требовали. Просили только командировочные бланки с печатями. Но ими в большом количестве Терехин обзавелся еще давно, когда работал официально. Стырил на всякий случай 3 толстые стопки. И печати везде проставил. Вот и пригодились.

Дело кончилось тем, что Голубкова законопатили на 3-месячную принудительную терапию в один из диспансеров, который он недавно инспектировал. К счастью, приобретенная за время проверок квартира осталась в его собственности. Поднимать шумиху по поводу происшествия не стали. Никто не хотел признавать за собой факт дачи взятки. Но между собой, в кулуарах, врачи часто говорили: «А толковые замечания этот Голубков делал нам во время проверки! Ай да псих!»  

Рейтинг
( Пока оценок нет )
admin/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: