Машина парня заглохла в лесу, вскоре он увидел в лесу нечто странное и решил выяснить, что это..

Пролог

Начало июля. Погодка стояла чудесная. Врубив 5-ую скорость, Кирилл Самсонов мчался на своем стареньком «Опеле» по пустынному шоссе. Здесь, за городом, ночь кардинально отличалась о ночи городской, к которой привык Кирилл. Не было видно фонарей и огней, не светились рекламные щиты, не мигали вывески ресторанов и витрины магазинов. Ночная тишина не нарушалась ничем: ни звуками урчащих глушителей тонированных иномарок, гоняющих по дорогам со скоростью звука, ни грохотом и лязгом мусоровозов и грузовиков, ни визгом колес гоночных мотоциклов. Полное спокойствие.

Глава I

Ощутить в полной мере ту свободу, которую дарила такая езда, Кирилл не мог. Его одолевали гнетущие, мучительные мысли о том, как поправить свое финансовое положение. Последнее время он запутался в догах, как в шелках. «За коммунальные услуги 4 месяца не оплачено, осенью придется куртку покупать, так как старая ветровка совсем износилась. Телефон новый нужен, трехгодичный «Самсунг» функционирует через раз: то сам включается-выключается, то динамик глохнет, то камера не работает. А еще нужно позаботиться о том, чтобы были деньги на еду и бензин» – смотря на дорогу, размышлял Самсонов.

Сказать, что Кириллу приходилось совсем уж туго в финансовом плане, нельзя. Ему вроде всего хватало, но в обрез. Свободных денег, даже каких-то малых сумм, никогда не было. А ему хотелось скопить на что-то глобальное, к примеру, на путешествие на тропический остров. И чтобы обязательно поселиться в самом фешенебельном 5-звездочном отеле. И чтобы ни в чем себе не отказывать. Иначе это не отдых, а экономия и сплошные искушения.

Отсутствие денег ощущалось Кириллом скорее не на физическом, а психологическом уровне. То есть острую нехватку финансов чувствовало, прежде всего, подсознание, а не разум. Оно, подсознание, давно и прочно подстроилось под современные реалии, которые диктовали людям жизненные условия, навязывая различные стереотипы. Например, чтобы не выделяться из толпы и уж тем более не слыть нищебродом, как сейчас выражаются, нельзя отставать от той самой толпы. Необходимо соответствовать определенному уровню, ниже которого опускаться – себя не уважать. Вот такая наша действительность.

Сейчас, когда Кирилл мчался по ночной загородной трассе, когда в ушах стоял свист, а лицо обдувало теплым ветерком, он вспоминал о годах своей бесшабашной молодости. Как на несколько дней мог бросить все дела, забыть обо всех заботах и отправиться с друзьями в лесную чащу. Разбить палатку и пожить в непролазной глуши по-настоящему. Ни о чем не думать, быть самим собой, не пытаясь дотянуться до навязанных жизнью стандартов.

Хотя и сейчас Самсонов не считал себя старым. Ему недавно исполнилось 37 лет – самое время что-то кардинально менять. Потом может быть поздно. Женой и детьми он пока не обзавелся. Но планировал сделать это в будущем. Желательно, конечно, в ближайшем будущем. Но там как получится. А пока старался улучшить и по возможности упрочнить свое материальное положение. Чтобы его семья ни в чем не нуждалась.

Под вечер Самсонов включил телевизор, где шла передача, в которой рассказывалось о росте курса доллара и евро. Слушая ведущего и гостей передачи, у Кирилла неожиданно родилась идея хоть на несколько часов вернуться в то беззаботное время, когда он был совсем молод. У него появилось жгучее желание ощутить себя таким же, как тогда, свободным от обыденных хлопот и мирской суеты. Ему захотелось вдохнуть пьянящий воздух свободы.

Выключив телевизор, одевшись и прихватив ключи от «Опеля», Самсонов вышел во двор, прыгнул в автомобиль и помчался в сторону окружной трассы. Через 15 минут он уже был за городом. Летний ночной воздух здесь имел особый, ни с чем несравнимый запах. Вдыхая его, грудную клетку изнутри, словно распирает от сладкого чувства неподдельного, настоящего счастья.

Конечно, Кирилл мог бы позвонить каким-то друзьям-холостякам и позвать их собой, устроив спонтанную поездку за город. Но никакого смысла в этом не было. Самсонов почему-то на 100% был уверен, что его сентиментальный, ностальгический порыв среди ночи никто не одобрит и не поддержит. Друзья у него, разумеется, есть. И их немало. За последние 20 лет, конечно, многие товарищи отсеялись. Особенно те, кто на деле оказался не настоящим другом, а недоброжелателем или скрытым врагом. Но появились новые друзья. «Ну что же, значит, поеду один» – садясь за руль, решил Самсонов и завел мотор.

Глава II

По шоссе он ехал час с лишним. Затем свернул вправо, съехав на грунтовку, петляющую среди лесных опушек. Судя по цифрам, указанным на одном из счетчиков приборной панели, он уже проехал 95 километров. Самсонов двигался в сторону небольшого лесного озера. В этой местности он любил часто бывать в то время, когда был молод, давным-давно, словно в прошлой жизни.

«Нужно обязательно искупаться в озере…. Ведь я сейчас уже и не припомню, когда последний раз доводилось купаться ночью…. Вроде еще тогда, на первом курсе института, когда встречался с прекрасной девушкой Анжелой…» – приятные воспоминания накрыл Кирилла новой волной.

Чуть вывернув колеса автомобиля влево, чтобы не угодить в очередной дорожный ухаб, Кирилл надавил на газ. Двигатель взревел, но скорость машины почему-то не возросла. Это озадачило Самсонова. Он попытался понять, что происходит. Выключив-включив передачу скоростей, он снова вдавил педаль газа до упора. Результат прежний – никаких изменений скоростного режима. «Что за напасть?!» – мысленно возмутился Кирилл. Проехав еще метров 100, мотор «Опеля» пару раз рыкнул, чихнул и заглох. Автомобиль, как вкопанный, остановился посреди лестной дороги.

– Ну, что за невезенье, черт подери! – выругался Самсонов и со всей силы ударил ладонью по рулю.  – Мне сейчас для полного счастья только этого не хватает!

Вокруг царила непроглядная тьма. Чтобы хоть как-то осмотреться, Кирилл врубил габаритные огни. Но смог рассмотреть лишь темнеющие на фоне звездного неба ветви сосен и вековых дубов. Все остальное поглотила ночь.    

«Мммда, и что теперь делать?.. Сам же захотел ощутить свободу…. Пожалуйста, заказ готов – получите, распишитесь…. Ночные приключения, блин!» – мысленно злился на себя Кирилл. Попутно он отметил, что лес с тех пор, как он здесь бывал, заметно разросся. Деревья стали выше, кусты – гуще. 

Выйдя из автомобиля, Самсонов открыл капот. Подсвечивая себе горящим экраном телефона, он попытался обнаружить место поломки. Визуально все было в порядке. Хотя Кирилл не был специалистом по машинам. Проверка проводов, клапанов, узлов и ремней ничего не дала.

– Вот черт! – снова выругался Кирилл, листая список контактов в телефонной книге. Он решил позвонить близкому товарищу Николаю, надеясь, что он еще не спит.

Отыскав в книжке нужное имя, Самсонов взглянул на индикатор батареи телефона и ахнул.

– Блин, только не это! Везет мне сегодня! – батарея работала на последнем издыхании.

Телефон несколько раз мигнул и вырубился. Кирилл закинул его в бардачок машины. Автомобильной зарядки у него не было, запасной батареи тоже. Самсонов опять огляделся на местности. Глаза чуть привыкли к темени, но окружающий пейзаж оставался таким же: плотные стены дубов и сосен, возвышающиеся по обеим сторонам грунтовки.

Присев в автомобиль, Кирилл начал думать, как отсюда выбираться. Свое положение он считал не критичным, а просто неприятным. Он не горел особым желанием провести целую ночь в одиночестве посреди темного леса. Бросать машину и топать ножками до трассы он тоже не хотел. Ведь после поворота на грунтовку он проехал более получаса. А это минимум 30 километров, если не больше. Шансы увидеть в этой глуши попутку почти нулевой.

От невеселых мыслей Кирилла отвлек бледно-красный мерцающий огонек, который он заметил в глубине лесной чащи, слева от дороги.  

– А это что за сюрприз? – Кирилл всеми силами отгонял от себя мысль о диком кабане, волке, маньяке, серийном убийце и прочих людей и животных, встреча с которыми не сулила ничего хорошего.

Багровый огонек погас, но через несколько секунд вспыхнул вновь.

– Это, скорее всего, костер! Наверное, там стан каких-то туристов, любителей ночевок на природе! – обрадовался Кирилл. – Вот они-то мне и помогут!

Самсонов двинулся вглубь леса, взяв курс прямо на мерцающий огонек. Он шел аккуратно, выставив вперед руки, отодвигая в сторону низко свисающие ветви деревьев. По мере приближения огонек становился более ярким и уже не гас. Когда до источника света оставалось пару десятков метров, Самсонов остановился. Огонек совершенно не походил на кострище. Немного поколебавшись, Кирилл все-таки решил подойти ближе.

Когда он подошел к огоньку почти вплотную, прямо над его ухом раздался скрипучий мужской голос. От неожиданности Самсонов подпрыгнул на месте и замер.

– Приветствую тебя, дорогой искатель, – произнес голос.

Резко обернувшись, Кирилл присмотрелся и увидел мужчину, сидящего на поваленном бревне, мимо которого он прошел пару секунд назад. Видимо, в темноте Самсонов его просто не заметил. Мужчина оказался стариком с длинными седыми волосами и густой белесой бородой, спускавшейся ему на грудь.

– Здравствуйте, – сказал пришедший в себя Кирилл. – А вы тут как…. Вы здесь разве один?

– Ну, в общем-то…. Да. Один, – помедлив, ответил старик и, старчески охая, присел на бревно.

– Я в щекотливую ситуацию попал, – сбивчиво начал Кирилл, не до конца понимая, что это за старик и что он делает сам ночью в лесу. – Понимаете, телефон разрядился, автомобиль заглох. Увидел вдали красный огонек. Думал, костер. Вы не могли бы мне помочь?

– Сегодня прекрасная ночка. Необычная! В такую ночь запросто может произойти все что угодно, даже самое необычное явление, – тихо произнес мужчина, проигнорировав вопрос о помощи.

Кирилла слегка напряг странный ответ незнакомца. Не зная, с кем имеет дело, он не стал напирать на старика, решив поддержать тему разговора:

– А что за ночь-то такая? Праздник какой-то, что ли?

Незнакомец вскинул голову и удивленно посмотрел на Самсонова. Из-за яркого красного света, исходящего от огонька, в глазах старика плясали багровые отблески.

– А ты что, не искатель разве?! – спросил старик.

– Я??? Нет! Разве что искатель приключений на свою голову…. Говорю же, телефон сел. Движок в автомобиле умер. Я пытался починить, но не смог понять, где поломка…. Мне бы только телефон раздобыть и позвонить…

Глава III

Не обращая внимания на объяснения и просьбу Кирилла, старик продолжал рассказывать о необычной ночи:

– Сегодняшняя ночь считается в году самой волшебной и таинственной.

– Я вам признателен за такую ценную информацию, – как можно доброжелательнее сказал Самсонов. – Но не могли бы вы одолжить мне свой телефон?..

– Ночка сегодня действительно особенная, – перебив Кирилла, снова произнес незнакомец, словно не вникал в то, что говорит ему Самсонов. – Да, ночь удивительная. Ведь именно сегодня, пока не наступил рассвет, должен зацвести папоротник.

– Ах, да! Точно! – воскликнул Кирилл, стукнув себя по лбу ладошкой. – Вспомнил, сегодня же ночь Ивана Купала! Ну, тогда с праздничком вас! Помогите мне, просто мой телефон разрядился…

Кирилл осекся и умолк на полуслове. Его неожиданно посетила смутная догадка. Пару секунд он помолчал, переваривая мысль. Затем медленно обернулся и уставился на огонек. Присмотревшись внимательнее, Самсонов заметил, что огонек представляет собой неописуемой красоты цветок с бархатными лепестками. Округлое соцветие как бы светилось изнутри ярко-багровым светом. Во все стороны от соцветия раскинулись широкие резные листья папоротника.

Цветок, будто живой, подрагивал, подпрыгивал, извивался и крутился, словно исполнял какой-то неведомый заморский танец.

– Не может быть!.. Это просто невозможно, – произнес Кирилл, заворожено наблюдая за танцем цветка.

Старик прокряхтел что-то непонятное.

– Вы хотите сказать, что это цветущий папоротник, которого в природе не существует? – оторвавшись от великолепного зрелища и повернувшись к незнакомцу, спросил Самсонов. – Так, стоп, погодите-ка…. Вы просто устроили тут игру, так? Цветочек смастерили, воткнули его в землю, подсветили чем-то…. А остальные игроки как бы ищут его в лесу? Я прав? И много вас здесь?

– Кого? – удивился старик.

– Ну, тех, кто пытается найти цветущий папоротник.

– Многие этой ночью ходят по лесу, пытаясь отыскать этот цветок, но находит лишь один…. Или вовсе никто не находит, – поглаживая бороду и вздыхая, усмехнулся старик. Папоротник цветет ежегодно и именно в эту ночь. Но далеко не каждый год кому-то из искателей удается его обнаружить. Он неохотно показывается кому-либо на глаза.

– Это что ж получается? Я вроде как отыскал его? – присвистнул Кирилл. – Круто!!! Тогда позовите, пожалуйста, остальных игроков. Путь время свое понапрасну не тратят. Мне очень нужно попасть домой, понимаете? Поздно уже. И на работу завтра рано вставать, еще машину надо как-то отсюда эвакуировать…

– Тот, кто сорвет цветущее соцветие папоротника, кто осмелится подержать его в своих руках, станет повелителем стихий! Обретет мощную магическую силу, – снова завел свой рассказ старик, проигнорировав просьбы Кирилла. – Этот везунчик сможет повелевать огнем и водой, бурями и метелями, степями, горами и лесами…. Обретет способность понимать язык рыб, животных, растений и птиц.

– Я понял, – раздраженно сказал Самсонов, понимая, что перед ним натуральный сумасшедший. Выживший из ума дед, зацикленный на магии и разный народных поверьях, приметах.

– Нет, послушай, это важно! – незнакомец повысил голос. – Как ты думаешь, какой самой невероятной способностью цветущий папоротник наделяет искателя-счастливчика?

– Не знаю, – буркнул Кирилл.

– А я вам отвечу! Видеть все зарытые в земле богатства, сокровища, драгоценности, клады! Нет ни одного клада, ни одной ценной вещицы в земле, которую не смог бы увидеть обладатель цветка папоротника.

– Это правда? Или вы меня тут байками развлекаете? – заинтересованно спросил Самсонов, почесав подбородок. – Выходит, вы и есть обладатель цветка? Верно? Вы же первым его обнаружили. Ну, так подойдите и сорвите цветок! И будете обладать всеми перечисленными способностями! Разве вы этого не хотите?!

Старик промолчал. Грустно взглянул в сторону живого алеющего цветка и низко склонил голову.

– Я не могу это сделать, – тихо ответил незнакомец.

– Но почему?! Он же вот, совсем рядом, в двух шагах от вас!

– Да потому что я не искатель цветка папоротника, а его хранитель. Понимаешь?

Кирилл внимательно взглянул на старика. Мысль о том, что дед спятил, укрепилась. Но то, что ему довелось среди леса ночью встретить душевнобольного человека, пугало.

– Ладно, я, наверное, пойду, – Самсонов понял, что никакой помощи от старика не дождется. И лучше скорее уносить отсюда ноги, пока странный дед ничего страшного не учудил. Мало ли что у него в голове, набросится еще.

– Погоди, – окликнул его незнакомец. – Я понимаю, что в мои слова поверить трудно. Но я все-таки хочу попробовать тебя переубедить.

«Блин, теперь он не отвяжется! И угораздило же встретить его в этой глухомани» – подумал Кирилл.

– Я могу продемонстрировать тебе некоторые вещи, увидев которые, ты поймешь, что я не вру, – сказал старик.

Он встал с бревна. Развел в стороны руки. Голову уронил на грудь. Его лицо моментально скрылось под длинными седыми, кое-где свалявшимися в колтуны волосами.

– Эй, отец, ты что задумал?! – Самсонов начал медленно отступать назад, через несколько секунд он оказался совсем рядом с цветком.

Кирилл хотел сказать старику что-то еще, но осекся на полуслове. Деревья и кусты вокруг начали неестественно шевелиться, будто живые люди. Кора многих деревьев стала трансформироваться, и на ней проступили человеческие лица. Ветви стали похожими на руки. Деревья-люди, издавая какой-то страшный вой, тянули свои ветви-руки к Самсонову. Зрелище длилось не более 10 секунд. Только старик опустил свои руки и смахнул с лица пряди седых волос, видения исчезли. Вой стих, и все окружающие деревья приняли привычный вид.

Глава IV

– Ну, а теперь можно и к делу приступить, – старик вел себя так, будто ничего необычного не произошло.

Самсонов приходил в себя от увиденных картин, пытался осмыслить, что же это было. «Наверное, сумасшедший дед распылил в воздухе какой-то наркотик или эфир. Я надышался этой гадости, вот у меня галлюцинации и начались. Видимо, старик караулит одиноких путников и таким своеобразным способом издевается над ними…. Но почему тогда он сидит в такой глуши? Все это странно и непонятно…» – мысли Кирилла путались, он не знал, верить ли тому, что увидел. Зрение говорило «верь», но логика и разум убеждали, что верить не стоит.

– Ээээ…. Скажи, что это такое сейчас было?.. Как это получилось? – Кирилл смотрел на старика расширенными от ужаса глазами.

– Не волнуйся и не трясись от страха, – сказал хранитель цветка. – Я сделал это лишь для того, чтобы ты не сомневался в правдивости моих слов и прекратил надо мной насмехаться.

– Да не насмехался я, – Кириллу стало не по себе.

– Ладно. Итак, ты, хоть и не искатель цветущего папоротника, все-таки его нашел. Сама судьба привела тебя сегодня сюда. Если ты пройдешь мимо цветка, не тронув его, с тобой ничего не случится. Цветок не сможет что-либо у тебя забрать, но при этом не сможет и наделить тебя сверхъестественными способностями…

– Понятно.

– Ты до конца дослушай, – попросил дед. – Воспоминания о том, что встретил меня в лесу и увидел цветущий папоротник, у тебя сотрутся. Уже завтра утром ты ничего не будешь помнить. Но, если решишься сорвать цветок, он наделит тебя могущественной силой и тайными знаниями. Тут ты должен решить сам – пройти мимо цветка или сорвать его. Выбирай.

– Я не понял, все то, что ты мне сейчас продемонстрировал, правда, что ли?

– Конечно, правда! Самая что ни на есть настоящая! – проговорил старик. – И заметь, не каждому суждено ее узнать. Она открывается лишь избранным.

– Вот, значит, как оно устроено, – ошарашено глядя на деда, прошептал Самсонов. – Вот это да! Напомни-ка мне, отец, что ты там говорил о каких-то способностях и силе? Вроде и клады можно видеть?

– Ты все правильно понял, – ответил хранитель. – Одна из способностей, которой цветок наделяет человека, заключается в умении видеть любые сокровища и клады, лежащие под землей.

– О! Это же замечательно! – воскликнул Кирилл. – Теперь беспокоиться о деньгах, точнее, об их отсутствии или нехватке, не придется. Понадобились денежки – нашел и выкопал!

– Да, ты сможешь выкопать сокровища в любой момент, – седовласый дед внимательно наблюдал за Кириллом.

– Что, мне нужно просто подойти к цветку и сорвать его? И все?! И я смогу стать всемогущим?!

– Да, просто подойти и сорвать, – будничным тоном, словно речь идет о чем-то обыденном, ответил хранитель.

– Ну, тогда я согласен, – Кирилл подскочил к цветущему папоротнику, брыкнулся на колени, протянул руку к цветку и одним махом сорвал его. Находясь в руках, соцветие несколько раз вспыхнуло ярким красным огнем. Затем свечение постепенно начало тускнеть, пока полностью не утратило свою яркость.

– Ну, вот и подошел конец моему сроку, – тяжело вздохнув, произнес дед.

– Что за срок? – спросил Кирилл, оглядываясь по сторонам. – Слушай, дед, что-то я никаких сокровищ под землей не вижу. Может, их здесь нет, и надо просто побродить по лесу? 

– Позже начнешь клады видеть, – ухмыльнувшись, ответил старик. – Если, конечно, у тебя это получится.

– В каком смысле?! Что значит, если получится?! Как это понимать?! Ты же говорил!..

Старик, еще раз глубоко вздохнув, пропустил возмущения Кирилла мимо ушей. На его лице постепенно проявлялась радость. Глаза засияли, а губы так и норовили растянуться в улыбку. Кирилл глупо таращился на деда и молчал.

– 44 года назад это случилось, – начал рассказывать старик. – Тогда я был таким же молодым, как ты. В той, человеческой, жизни у меня было много испытаний. Судьба не щадила меня. Я был беден, потеряв в одночасье все свое состояние. Так вышло, что работу тоже потерял, из родных у меня никого не было. Жизнь, как говорится, пошла под откос…

Самсонов почувствовал, что ноги его ослабли. Продолжая держать в руках угасшее соцветие папоротника, он подошел к бревну и присел рядом с дедом.

…– В отличие от тебя, я искал цветущий папоротник намеренно, – продолжал старик. – Об этой древней легенде мне рассказала моя бабушка, когда я был еще совсем маленьким. Я запомнил ее и спустя годы решил рискнуть. Я находился в отчаянии, поэтому хватался за любую соломинку. Искал любой шанс, чтобы исправить бедственное положение. 6 лет подряд в эту ночь я выбирался в глухой лес и рыскал по оврагам, сопкам, болотам. И ничего не находил…

Кирилл обхватил руками свои колени и внимательно слушал старика. Он пребывал в каком-то странном состоянии. Ему вдруг стало все равно, что с ним происходит сейчас, и что будет происходить в будущем. Мирские проблемы отодвинулись далеко-далеко.

…– На седьмой раз мне повезло, – говорил дед. – Если раньше я искал цветок папоротника в других лесах, то в тот раз я случайно попал именно в этот лес. Здесь мне и довелось увидеть его – горящий огонек. Как и ты, я двинулся прямо на источник света. Шел, словно завороженный. И вскоре вышел на место цветения папоротника. Увидел красивейший цветок, около которого тоже сидел какой-то мужчина. Я его даже слушать не стал. Решил, что он тоже искатель, и может первым сорвать заветный цветок. Кинулся к папоротнику и сорвал соцветие.

– И что дальше? – монотонным голосом спросил Кирилл.

– А дальше я стал хранителем цветка. Но счастливым меня это не сделало. За то время, пока я здесь находился, я ничего не знал, что случилось в мире, какие изменения произошли с человечеством. В этом лесу я был полностью изолирован от всех. И не имел возможности отойти от охраняемого папоротника дальше, чем на 5 метров.

– Боже, какой кошмар, – Самсонов начал догадываться, что ждет его впереди.

– И вот теперь, когда пришел ты и сорвал цветок, который мне довелось охранять в течение долгих лет, я перестал быть хранителем, – старик прослезился. – Ты не обижайся на меня. Пойми, по-другому я поступить не мог.

– Да, не мог…, – Кирилл эхом повторил последнюю фразу деда. Тревога, плескавшаяся в глазах парня, сменилась обреченностью.

– Теперь ты стал новым хранителем вместо меня, – произнес дед. – Сегодня я утрачу волшебную силу и все таланты, которыми меня наделил цветок. Ну, и Бог с ними, с талантами! Много лет я проклинал тот миг, когда увидел в зарослях кустов мерцающий красный огонек.

– Да, красный огонек, – Самсонов опять эхом повторил слова деда, глядя перед собой невидящим взором.

– Ладно, мне пора. Прощай, новый хозяин папоротника! Пойду я. А тебе придется остаться здесь. Прощай.

Поднявшись с бревна, старик, тяжело переваливаясь с ноги на ногу, двинулся в сторону, откуда пришел Кирилл.

– Подожди! – Самсонов, будто вышел из прострации. – Стой!

Старик даже не оглянулся, продолжая медленно уходить прочь. Тогда Кирилл резко вскочил с бревна и бросился ему вдогонку. Но, пробежав около 5 метров, свалился, как подкошенный. Поднялся и вновь попытался догнать деда. Но ноги его идти отказались. Они, словно в землю вросли, стали неподвижными, каменными.

В лесу начало светлеть. Белесый предрассветный туман опустился ближе к поверхности земли. Первые лучи солнышка робко пробивались сквозь густые ветви деревьев и кустарников. Взглянув на свои ноги, Кирилл чуть не потерял сознание. Ступней не было. На их месте, в качестве продолжения ног, росли толстые извилистые корневища, как у деревьев. Они уходили глубоко в землю. Длина этих корней достигала примерно 5-ти метров – именно в радиусе этого расстояния теперь мог кое-как передвигаться новый хранитель папоротника.      

Глава V

– Вот, смотрите, в бардачке этого брошенного «Опеля» лежит старая модель выключенного телефона «Самсунг», – рассказывал молодой оперативный сотрудник недавно прибывшему начальнику следственной группы. – Хозяина авто не наблюдается, следов борьбы тоже. Никаких пятен крови и беспорядка в салоне машины нет…

Рассказывая о том, что удалось обнаружить, оперативник умудрялся одновременно фиксировать свои наблюдения на бумаге. Затем достал фотоаппарат «Полароид» и приготовился сделать несколько кадров для материала о странном исчезновении владельца «Опеля».

– Ну, ясно, – опытный следователь вяло реагировал на происходящее. – Скорее всего, это очередной «глухарь». Ну, почему подобные дела достаются обязательно мне?!

– Ну, что тут скажешь, – продолжал делать выводы оперативник. – На ограбление вроде не похоже. Но, с другой стороны, телефон в бардачке могли и не найти. Плюс модель старенькая, дешевая, на нее могли и не позариться.

– Вызовите эвакуатор, – попросил следователь.

– Уже вызывали, – в унисон ответили опера.

– Отлично, – следователь суетливо бегал вокруг обнаруженной на лесной дороге машины. – Давайте быстрее заканчивайте здесь и поехали из этой дыры. Есть охота так, что желудок сводит.

– Да нам тоже не мешало перекусить, – сказал оперативник, хлопая себя по животу. – Мы тут с 10 часов торчим.

Оглядевшись по сторонам, следователь увидел обычный папоротник.

– О! Папоротник, – вскрикнул он, указывая пальцем на растение. – Представляете, товарищ следователь, мы вчера с мужиками на пьяную голову хотели ночью отправиться на поиски цветущего папоротника! Прошедшая ночь купальской была, не знали?!

– Нет, не знал. Ну, и как? Отправились? Нашли цветущий папоротник?

– Какой там! Поговорили-поговорили и забыли. Решили лучше в пивную сходить. Не хотелось тратить свой выходной на разные глупости. Это же так, сказки. Просто легенда, миф старых бабушек. Сначала идея показалась нам интересной, но потом у всех пропало желание бродить ночью по лесу.  

– Понятно. Ладно, я в своей машине жду. Как составите протокол осмотра, я подпишу и поедем. И фотографии мне на заверение подписью не забудьте принести. Поторапливайтесь, – сказал следователь и пошел в свой автомобиль.

Сделав пару кадров почвы около «Опеля», оперативный сотрудник, глядя в проявившиеся через 2 минуты фотографии, от удивления замер. То, что было видимым на фото, в реальности отсутствовало. Опер несколько раз внимательно осмотрел то место, где на фото было запечатлено нечто необъяснимое. Но ничего подозрительного обнаружить не смог.

Через 5 минут дверь машины следователя открылась. В салон присел оперативник с фотографиями в руке. Лицо у него было каким-то встревоженным.

– Посмотрите, товарищ следователь, – волнуясь, сказал опер и протянул 2 фотоснимка. – На этих фотографиях я заметил что-то странное, непонятное. Может кадры друг на друга наползли?

– Ну, что там еще? Давай сюда, – следователь взял фотографии и начал с интересом их разглядывать.

На обоих снимках около папоротника отчетливо прорисовывался человеческий силуэт. Он был полупрозрачным, размытым, словно сотканным из «молочного» тумана. Судя по габаритам и фигуре, силуэт мужской. Человек, будто сидел на корточках. Одну руку он поднял вверх и призывно ею махал. Вторую руку поднес ко рту, словно имитируя рупор и что-то в него выкрикивая. Обычно так подносят ладони к губам, чтобы позвать кого-то, кто находится на приличном расстоянии.

– Там мужской силуэт! Видите? – спросил опер.

– Вроде, похоже, – ответил следователь. – У тебя, наверное, руки во время фотографирования тряслись. Небось, после вчерашнего пива еще не отошел. Эти фото не годятся, выбрось их. И давай быстренько фотографируй это место еще раз, а то мне ехать надо.

– Хорошо.

Закончив следственные мероприятия и оставив рядом с «Опелем» дожидаться эвакуатора двух сержантов, полицейские выдвинулись в обратную дорогу.

– Говорят, что тот, кто найдет цветущий папоротник, сможет все клады под землей видеть, – заявил опер. – Вот вы, товарищ следователь, как думаете, это правда?

– Да мне же откуда знать?! Может, и правда. Это же ты у нас знаток разных мифов и легенд!

– Я об этом где-то читал или слышал, – рассказывал опер. – Вот если бы я нашел цветок папоротника, сразу бы уволился из органов и зажил бы красиво!

– Ты для начала найди, умник! – на пустой желудок следователь был раздраженным. – Слушай, забыл тебя спросить…. Вчера в этой местности, недалеко от трассы, нашли старика с амнезией. Ничего не помнит: кто он, откуда, как зовут…. Ты в ориентировках давно рылся? Никаких подобных обращений о пропаже пожилых мужчин на глаза не попадалось?

– Нет, – ответил опер. – Таких заявлений вроде не встречал. Если увижу – обязательно проинформирую вас.

Эпилог

Новоиспеченный хранитель цветка папоротника сидел неподалеку от «Опеля» и с грустью наблюдал за действиями полицейских. Что он только не предпринимал, чтобы привлечь их внимание, – все без толку.

Глядя по сторонам, хранитель прекрасно видел, что в двух местах – около большой сосны и буквально в двух шагах от полицейской машины – зарыты клады. Они светились изумрудным свечением. Один клад был очень старым, закопанным местным кулаком еще до революции, поэтому драгоценности светились отчетливо, ярко. Второй клад был зарыт относительно недавно, его свечение было бледноватым, тусклым. Да и глубже в лесу кладов светилось достаточно.

На душе хранителя было скверно. Он сейчас отдал бы все существующие в мире сокровища, которые смог бы увидеть и достать, в обмен на возможность снова стать обыкновенным человеком. Пусть одиноким, небогатым, без работы, с вечными долгами и кредитами, своими заботами и проблемами. Но человеком!

Не прошло и пары суток, а он уже последними словами проклинал то мгновение, когда увидел в лесной чаще красный огонек и отправился к нему. «Вот бы отмотать время назад, чтобы все стало, как прежде!» – теперь это превратилось в единственную мечту хранителя, в навязчивую идею. Мечтая, он представлял, как спустя год в купальскую ночь бродить по лесу отправятся искатели цветущего папоротника. И кто-то из них обязательно этот цветок найдет!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
admin/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: