Мужчина давно искал случая изменить жене. И судьба подкинула ему шанс в купе поезда

Глава I

Андрей Хвостиков был ведущим специалистом-наладчиком сложнейшего оборудования пивоварни. Жил и работал в Москве. Компания, где он трудился, имела сотни филиалов по всей России. Однажды у питерских коллег-пивоваров возникли проблемы с оборудованием. Местные наладчики разобраться не смогли. Директор слезно умолял столичное руководство прислать специалиста. Андрея отправили в командировку.

«Ну, никому верить нельзя!» – возмущался Хвостиков. Принимающая сторона клялась-божилась обеспечить столичного наладчика обратным билетом до Москвы. Но, когда оборудование было отремонтировано и отлажено, директор питерской пивоварни о своем обещании забыл. Или сделал вид, что забыл.

Хвостиков по натуре был человеком стеснительным, не умел «выгрызать зубами» то, что ему причитается. Но в этот раз пересилил себя и робко возмутился:

– Как же так?! Вы же обещали! – тихо мямлил он, потупив глаза в пол.

– Ну, извините. Накладка вышла. Не получается взять вам обратный билетик. Не обессудьте, – ехидно ухмыляясь, отвечал директор.

Пришлось расстроенному Хвостикову ехать на вокзал и покупать билет за свои деньги. Конечно, по приезду в столицу ему, скорее всего, компенсируют эти затраты, но сам факт был неприятен. Находясь в чужом городе без обратного билета, Андрей чувствовал себя диверсантом, заброшенным в глубокий вражеский тыл без призрачной надежды вернуться на родную землю.

Он постучал в закрытое окошко вокзальной кассы.

– Здравствуйте, есть билеты до Москвы на ближайший поезд? – спросил он тетку-кассиршу.

– Остались только СВ. Берете?

Хвостикову не раз приходилось слышать от друзей, коллег и знакомых разные пикантные истории о развратных купе, предназначенных для двоих пассажиров. Ему ни разу в своей жизни не доводилось ездить в СВ. Разумеется, компания оплачивала частые командировки, в том числе проездные билеты. Но в случае с железнодорожным транспортом деньги выделялись исключительно на плацкартное или, в крайнем случае, обычное купе.

Сейчас выбора у Андрея не осталось. Ночевать ему было совершенно негде. Утром надо обязательно появиться на работе. Отчитаться начальнику о ремонте питерского оборудования, сдать в бухгалтерию документы о командировочных расходах.

– Эх, гульну! Хоть раз проедусь, как большой человек! – Хвостиков отсчитал из своих кровных денежек немалую сумму и отдал кассирше.

До отправления состава оставалось более 2 часов. Попыхивая сигареткой, Андрей вальяжно прогуливался по вокзальной площади. Затем вышел на перрон. Жене Хвостиков никогда не изменял. Но в душе очень хотелось отведать той запретной жизни, хоть разочек испробовать, что за зверь такой – любовница. Он и боялся подобных минутных желаний, и подсознательно стремился к их осуществлению. Но судьба не подбрасывала удобных для этого случаев.

«А что? Вот он, тот самый случай! Мало ли, кто со мной в двухместном купе окажется. Может, симпатичная барышня. Остаться с ней ночью наедине – это ли не шанс?! Не зря же за билеты в СВ дерут такие бешеные деньги?» – размышлял Хвостиков. Кровь прилила к его лицу. После таких выводов-прогнозов спокойствие моментально улетучилось. Теперь он нервно расхаживал по перрону и смолил сигареты одну за другой.

В командировки Андрей ездил частенько. Казалось бы, хоть раз у него должен был случиться роман на стороне. Но нет, романтических приключений с ним никогда не происходило. Может, потому что он просто не прилагал к этому никаких усилий. А может, просто не подворачивалось подходящих для этого ситуаций. Из года в год он возвращался домой, под теплый бочок супруги, кристально верным мужем.

Из баек и рассказов бывалых товарищей Хвостиков прекрасно знал, как обычно завязываются мимолетные отношения с дамой. Пара витиеватых комплиментов, бокальчик шампанского, смешной анекдот и вперед, на любовные баррикады. Ничего сложного! К этому моменту дама уже сама томится желанием.

Унылые будни толкают многих мужчин на измены. Да и женщин тоже. Даже суровые нравы и правильное воспитание иной раз не могут воспрепятствовать случайным связям. Сам Хвостиков считал себя человеком, склонным к супружеской измене. Однако врожденное стеснение не позволяло ему вести себя с женщиной напористо, беря ее, как говорится, на абордаж.

Он не представлял, как можно бесцеремонно поместить ладонь на женское колено, поднять юбку или без спроса притронуться к груди. Да и вообще, не понимал, неужели можно близко сойтись с женщиной, которую знаешь от силы пару часов. Для этого нужно пообщаться хоть несколько дней, которых у него, командировочного, в запасе никогда не бывает.

Всякий раз, будучи в командировке и пребывая в отеле, в каком-то кафе или ресторане, Андрей ждал, что симпатичная незнакомка первой заметит его. Оценит по достоинству, поймет, что он – настоящий подарок судьбы, и сама без лишних разговоров наброситься на него. А уж он не станет долго сопротивляться такому напору. Но шло время, мелькали годы, никто из женщин-незнакомок на Хвостикова не набрасывался. Надежда на мимолетную связь с каждым возвращением из командировки все больше угасала. Но окончательно не потухла, теплилась.

Глава II

Наконец, к 4-ой платформе подали состав. Затаив дыхание, Хвостиков несмело перешагнул порог купе. Там никого не было. Оценил обстановку и остался довольным. Две велюровые спальные полки. расположенные на небольшом расстоянии друг от друга. Откидной столик, покрытый белоснежной скатеркой. На столике маленькая вазочка с живыми ромашками. Красиво!

Воровато оглянувшись, Андрей достал из вазочки одну ромашку и быстренько один за другим оборвал лепестки цветка, гадая «любит, не любит». Получилось: «Любит!» А кто именно его полюбит, возбужденный Хвостиков надеялся узнать очень скоро, когда место в купе займет второй пассажир. Точнее, пассажирка – в этом он почему-то был уверен на 100%.

Андрей представлял незнакомку, с которой у него завяжется мимолетная связь. Рисовался образ привлекательной, хрупкой блондинки с миловидным лицом и непринужденными манерами. Он мысленно разговаривал с дамой:

– Какой у вас чемоданчик тяжелый! Позвольте, я помогу вам помесить его в багажный отсек.

– Ой, буду очень признательна! Сразу видно, что вы настоящий мужчина! – отвечала бы блондинка.

– Даже не сомневайтесь. Самый что ни на есть настоящий! Не побрезгуйте за знакомство выпить со мной вина…. А может, на брудершафт?

После выпитого вина блондинка страстно прошептала бы:

– Будьте любезны, помогите расстегнуть…. А то такие заклепки делают, что самой не справиться….

Началось! Вот оно, то самое, чего так желал Андрей. Хотя непосредственно близость с блондинкой он представлял смутно. Но само слово: «Началось» обжигая, заставляло его часто дышать. Во всяком случае, именно так представлялось Хвостикову знакомство с дамой и дальнейшее развитие событий.  

По коридору вагона проходили пассажиры. Андрей ощущал напряжение. Ждал, кого же судьба подкинет ему в качестве соседа. Когда в открытой двери купе мелькала женская фигурка, он радостно задерживал дыхание. Когда же шел мужчина – обмирал от ужаса. Одно дело, скоротать ночку с дамой, и совсем другое – с каким-то незнакомым мужиком.

«Наверняка двухместное купе изобрел какой-то француз. Ведь поездка в тесном пространстве двух незнакомых людей – мужчины и женщины – это так пикантно. Может произойти все, что угодно! Абсолютно все!!!» – чем больше Хвостиков об этом думал, тем больше распалял себя. «И никуда не денешься! Тут уж будь добр: хочешь, не хочешь, а придется…».

«А вдруг она захочет коньяк с лимончиком? Есть и такие дамы-развратницы! А у меня только вино с шоколадкой. Наверняка у опытных кавалеров-сердцеедов в чемодане имеется полный набор на любые дамские предпочтения: разные алкогольные напитки, конфеты, фрукты, средства защиты…» – думал Хвостиков. «А если, не дай Бог, подхватишь какую-нибудь заразу и домой жене привезешь?» – Андрей суеверно сплюнул трижды и постучал по деревянной столешнице.

«Нет, все будет в порядке. Так, чтобы первый раз – и сразу в яблочко? Вряд ли! Тем более абы кто в СВ билеты не покупает. Здесь публика приличная. И я мужчина порядочный. Всегда хранил супруге верность, честно глядя ей в глаза на протяжении 12 лет. Но сколько можно?! Пора бы уже вкусить запретный плод. Так хочется немножко помучиться угрызениями совести!» – мысли, будто резвые скакуны, перепрыгивали с одной темы на другую.

«А если у дамы не окажется с собой чемодана? Как завязать знакомство? С чего начать? Не с предложения же вина выпить? Хотя…. Может и правильно. С вином мысль дельная. Времени-то в обрез, чуть более 8-ми часов…. Но, с другой стороны, важно, какой у дамочки характер…» – мысли путались. Андрей выдохся морально. Пресловутое слово «Началось» всплывало чаще других и будоражило сознание. 

Не ведая о мыслях Андрея, пассажиры спокойно шли по вагонному коридору, отыскивая свои купе. Большинство пассажиров было мужского пола. Конечно, иногда мелькали и женщины. Но все они почему-то проплывали мимо. «Боже! Если билет на второе место в моем купе не купили? Отдать такие деньги и ехать самому?! Это тебе не во Франции! Там на каждом углу можно встретить незнакомку и легко завязать мимолетные отношения. А тут Париж на колесах! Такая возможность – и мимо?!» – Андрей не мог не думать о предстоящей ночи.

«А вдруг она выпьет вина и уснет – не добудишься?! Вот фокус-то будет! Может, без спиртного обойтись? Нет, без алкоголя приличная женщина на контакт с малознакомым мужчиной вряд ли решится. Да будь они прокляты, эти СВ! Толи дело в плацкарте – все на виду, едешь спокойно и ни о чем таком не помышляешь! А здесь…» – Хвостиков морально истязал себя.

Он буквально погряз в возможных вариантах развития событий. Настолько окунулся в свои переживания, что не сразу заметил сидящую на соседней спальной полке блондинку. Точно такую, какая представлялась ему в недавних мечтах.

Глава III

Андрей протер глаза – нет, не привиделось. Блондинка самая настоящая. Вскочил, представился, отвесив барышне галантный поклон, и выпалил:

– Винца за знакомство не желаете?

– Какого винца? – огромные от природы глаза блондинки стали еще больше.

– По-моему, вино французское, – смущаясь, ответил Хвостиков.

– Вы полоумный?

– Нет, я командировочный, – слегка обидевшись, возразил Андрей.

Барышня открыла свою сумочку и начала исследовать ее содержимое.

– Прошу вас, закуривайте, – эффектным жестом Хвостиков достал из кармана пачку сигарет и бросил на столик.  

Отстранившись от столика, девушка достала из своей пачки тоненькую сигаретку и размяла ее в пальчиках. Андрей схватил со стола коробок спичек, хотел дать ей прикурить. Но она, скептически усмехнувшись, прикурила от своей серебристой зажигалки.

Расхрабрившись, Хвостиков начал пристально наблюдать за дамой. Попытался представить ее без одежды. Но покраснел, смутился, будто девушка раздевала мысленно его. Уставился в пол.

– Могу помочь поставить чемоданчик в багажное отделение, – опомнился Андрей, произнеся заученный текст.

– Какой чемоданчик?

– Любой!

В этот момент в купе вбежал загорелый паренек. Блондинка кинулась ему на шею. Пара, не стесняясь Андрея, начала целоваться. Хвостиков сидел на своей полке и растерянно улыбался.

– А вы кто такой? Что делаете тут? – спросил паренек, прервав поцелуй

– Я? – удивлению Андрея не было предела. Как что? Еду!

– Ну-ка, продемонстрируйте свой билетик, – напирал парень.

– Вот, пожалуйста, – Хвостиков вынул из кармана билет и протянул парню.

– Дедуля, очки носить надо, раз со зрением проблемы! У вас в билете указано 15-ое место. А это 5-ое!

Смущенно извиняясь, Хвостиков схватил свою дорожную сумку и вышел из купе. Дверь за ним с грохотом захлопнулась. С одной стороны ему было неприятно, что произошла такая оплошность. Блондиночка все-таки была писаной красавицей! Но с ней промах вышел. С другой же стороны, сердце несостоявшегося Казановы возликовало – неизвестно, кто будет в другом купе, куда он сейчас отправиться. Вдруг симпатичная женщина? Лотерея! «Сейчас увидим, кого мне Бог послал!» – говорил Андрей себе под нос, волоча сумку по коридору.

Отыскав свое купе, он дернул дверь за ручку. Но она оказалась запертой. Деликатно постучал.

– Одну минутку! Подождите, пожалуйста! Я переодеваюсь, – из купе послышался приятный женский голосок.

«Не мужчина. Уже хорошо! – обрадовался Хвостиков. «Значит так, вхожу и сразу говорю про чемодан…» – настраивал он себя.

– Входите, можно! – донеслось из-за запертой двери.

Хвостиков вошел. На правой спальной полке лежало тело, с головы до ног укутанное в казенное одеяло. Конечно, голос был женским и довольно приятным. Но вот увидеть лицо и тем более понять, какая у дамы фигура, из-за одеяла не получалось.

«И что мне теперь делать? Как знакомиться?  Чемодана нигде не видно. Значит, с козыря в этой ситуации зайти не получится» – Андрей не понимал, как подступиться к незнакомке.

– Добрый вечер. Я ваш сосед. У меня 15-ое место, – нашелся Хвостиков.

– Учтите, мужчина, если вздумаете приставать ко мне – буду кричать! – испуганно прошипела дама, высунув нос из одеяла. – Я замужем.

Андрей опешил. Он мысленно проигрывал множество вариантов развития событий. Но такого не ожидал, даже представить не мог.      

– А я и не собирался, – ответил Хвостиков, задрав кверху нос. – Больно надо! Вам не жарко? Хоть бы голову раскрыли.

– Может, вам еще что-то раскрыть?! – язвительным тоном спросила незнакомка. – Караул!!!

– Вы чего орете?! – от неожиданности Андрей пригнулся. – Я даже не приблизился к вам!

– Чтобы вы заранее знали, как я умею громко кричать. Это я лишь в полголоса заорала, – победоносно ответила дама. – Так что, ничего у вас не выйдет!

– Да не трону я вас, успокойтесь.

«Непонятная дамочка попалась. Может, и хорошо, что лица невидно» – подумал Андрей.

Поместив свою сумку в специальный отсек под полкой, он выставил на столик бутылку вина.

«Выпью немного и на боковую. Пошли они все к чертям, эти дамочки! Триста лет они мне сдались! Все равно лучше моей ненаглядной женушки на всем свете не найти. Вот с ней бы сейчас в купе оказаться, а не с этой, Гюльчатай» – Хвостиков злился.

Только Андрей сделал пару глотков, из-под одеяла вынырнула крепкая, совсем не женская рука, в которой была зажата какая-то увесистая металлическая штука. Затем на свет божий явилась и вся дама. Она оказалась высокой, полной, с крупным «лошадиным» лицом. Перед ним стояла огромная, как гора, баба, одетая в застегнутое на все пуговицы пальто и обутая в резиновые сапоги.

От неожиданности Хвостиков вскочил, облив себя вином.

– Да что вам нужно?! – теперь уже кричал Андрей.

– Чтобы вы не смели ко мне приставать! – заявила баба.

– Да кто же пристанет к вам?! В зеркало на себя взгляните!

– Это ко мне приставать не будут?! – в глазах бабы зажегся недобрый огонек. – Стоит мне лишь свиснуть, и таких мужиков, как ты, целая свора сбежится!

Хвостиков понял, что сглупил, когда сказал про зеркало, поставив под сомнение красоту дамы.

– Да-да! Разумеется, вы правы. Я с вами полностью согласен. Набежит целый табун и даже больше! – лепетал он заискивающим тоном, не сводя испуганного взгляда с тяжелого металлического предмета в руке незнакомки.

– То-то!

– Ах, какая вы женщина! Привлекательная, округлая, словно с полотна великого художника сошедшая! Я сразу-то не заметил! А теперь, когда вас целиком увидел – обомлел. Честно! – Андрей пытался заговорить женщине зубы, успокоить.

«Такая и огреть запросто может. Потом костей не соберешь» – думал он.

– Смотри у меня!

Тетка успокоилась. Прилегла на свою полку, снова замоталась в одеяло.

Глава IV

Минут через 5 в купе заглянула женская физиономия.

– Здравствуйте. Извините, я еду в купе с каким-то странным мужчиной, – обратилась она к Хвостикову. – Не согласитесь ли вы поменяться со мной местами?

– Конечно, без проблем, – Андрей был рад убраться из купе, где свирепствует безумная баба с тяжелым металлическим предметом в руке.

– У вас же в купе женщина? – спросила гостья.

– Да. Вон лежит на полке, спит, наверное.

– А вы, уверена, найдете с тем мужчиной общий язык.

– Да-да, не беспокойтесь. Мы, мужчины, сможем поладить, – сказал Андрей, собирая свои пожитки.

Выйдя за дверь купе, Хвостиков выдохнул с облегчением и перекрестился. «Уж лучше я с мужиком поеду, чем с этой психопаткой. Вот так во сне перевернешься на другой бок, а она вскочит и шарахнет по голове…. Такие деньжищи заплатить и еще по головушке получить? Нет, такого счастья нам не надо…» — рассуждал Андрей. Затем он направился в купе, из которого выселилась женщина.

– Доброго вам вечера, – поздоровался с мужчиной Хвостиков. – Ваша соседка попросила меня поменяться с нею местами. И вот я пришел.

– Здорово, – неприветливо буркнул мужик.

– Ох уж эти дамы. Глупенькие! Вечно чего-то боятся. Да кому они нужны?! Согласны?

Хмурый мужик ничего не ответил, как-то странно взглянув на Хвостикова.

– Меня Андреем зовут.

– Олег, – представился мужчина. – Скажите, Андрей, вы это намеренно сделали?

– Что именно? – Хвостиков не понял вопроса.

– Ну, поменялись с женщиной местами? Специально, да?! Назло?! – мужик свирепел на глазах. – Бог мне такую даму послал, красавицу. А вы!.. Вы все испортили. У меня намечалась интрижка, а теперь я вынужден с вами ночевать! И что мы вдвоем делать-то будем?

– Как это – что делать?! – изумился Андрей. – Спать, конечно. И попрошу без оскорблений! Ничего я вам назло не делал! Просто в моем купе едет какая-то сумасшедшая баба, которая угрожала мне. Вот я с удовольствием и поменялся!

Гневно сверкнув глазами, Олег отвернулся и уставился в окошко.

– Присоединяйтесь, – предложил мужчине Андрей, поставив на стол бутылку вина.

Сосед никак не отреагировал на предложение, продолжая пялиться в окно.

«Ну, и ладно. Мне больше достанется» – подумал Хвостиков. Выдул полбутылки. Скинул туфли, снял рубашку, пиджак, брюки. Надел футболку и спортивные штаны. Застелил свою полку казенным бельем. Прилег на спину, заложив руки за голову.

Тут Олега прорвало. Он начал кричать, возмущаться. Мол, теперь ему придется ехать с мужчиной, то есть с Андреем, который, по его мнению, виновен в том, что произошло. С соседом случилась настоящая истерика.

«И этот не в себе. Ну, что за люди мне такие попадаются?! А еще поезд фирменный!» – Хвостиков был разочарован. Столкновение с двумя невменяемыми пассажирами за полчаса он считал уже перебором.

А мужик все больше распалялся. В один момент, когда его истерика достигла своего апогея, он собрал вещи, схватил свои чемоданы и со словами «Счастливо оставаться!» выбежал из купе, громко хлопнув дверью.

Глава V

 «Слава Богу, ушел. Одному лучше будет. Теперь поеду, как король. Две полки на выбор – красота! И над ухом никто не нудит, и опасаться за свою жизнь не надо…».

Поезд остановился на какой-то станции. Некоторые пассажиры вышли, новые – вошли. Дверь купе неожиданно открылась и перед Андреем предстала шикарная брюнетка средних лет.

– Извините. Мне сообщили, что в этом купе есть свободное местечко, – улыбаясь, сладким голоском промурлыкала она.

На первых же секундах Хвостиков успел отметить, что дама довольно симпатичная: высокая, стройная, немного крутовата в бедрах, но это ее не портит. А взгляд – магнит! Не женщина – царица! И прическа под стать – густые локоны шелковой рекой струятся по плечам и высокой груди.

– Да, здесь свободно, прошу, – от волнения у Андрея пересохло в горле.

– Поможете занести в купе чемодан и поставить его в отсек? – спросила дама.

Казалось бы, после такого количества происшествий и промахов Андрей уже успокоился и ни на что не надеялся. А тут на тебе! Кровь в его венах снова забурлила. А когда он услышал кодовую фразу про чемодан, вообще стало жарко. 

– Разумеется, помогу! И сделаю это с превеликим удовольствием! – по-гусарски ответил он. Выбежал в коридор схватил объемный багаж брюнетки и стал затаскивать его в купе.

Прогремев внутренностями, состав мягко тронулся и медленно покатил по рельсам. В окошке купе показалась строгая физиономия военного офицера. Генерала. Мужчина быстро шел за поездом, улыбался брюнетке, через каждую секунду посылая ей воздушные поцелуи.

Дама тоже улыбалась провожавшему ее генералу, махала ручкой, кивала, отвечала на воздушные поцелуи. Суетливо топчась около окошка, она пыталась закрыть мужчине обзор купе, загораживая своим телом Хвостикова. Но ее усилия оказались напрасными. Провожающий заметил Андрея. Состроил брюнетке угрожающую гримасу. Пару раз стукнул огромным кулачищем по стеклу, погрозил пальцем, мол, смотри у меня. 

     Несколько минут офицер-генерал еще бежал за вагоном, жестами общаясь с брюнеткой. Но потом, когда состав набрал приличную скорость, отстал.

– О, французское вино! Мое любимое! Угостите даму глоточком? – кокетливо спросила брюнетка, глядя на бутылку вина, стоящую на столе.

– Хоть двумя! – сострил Хвостиков. Налил в одноразовый стакан вино. Дама залпом выпила до дна и взглянула на пачку сигарет.

– Закуривайте, прошу, – Андрей пододвинул к ней пачку.

Брюнетка закурила, откинулась назад, облокотившись спиной о стену. И, соблазнительно глядя на Хвостикова, начала пускать дымные колечки. В глаза Андрею сразу бросились оголенные коленки женщины. Круглые, белые, аппетитные. «Все, началось!» – мелькнуло в его голове, и он моментально подобрался, прокашлялся.

– Как вас звать-величать, дорогая соседка?

– Лизонька, — ответила брюнетка. – А вас?

– Меня Андреем.

 – Великолепно! Просто замечательно. Давайте на «ты», так проще.

– Конечно!

– Ну-ка, Андрюшенька, помоги мне расстегнуть кофточку сзади. Эти мелкие крючки такие сложные! – затушив сигарету, женщина встала и повернулась к Хвостикову спиной.   

«Она что, мой сценарий наизусть знает?» – мысленно поразился совпадениям Андрей. Быстро вскочил и трясущимися от дикого волнения руками начал расстегивать мелкие крючочки на кофте Лизоньки.

Когда с застежками было покончено, Андрей вернулся на исходную позицию. Что-то мешало ему начать домогательства. Оставаясь в одной кружевной, почти полностью прозрачной комбинации, Лиза недоуменно стояла в проходе купе. При этом она как бы демонстрировала свою великолепную фигурку. Затем манерно разгладила пару несуществующих складок на комбинации, с вызовом посмотрела на Хвостикова и, не дождавшись от него никакой реакции, присела на свою полку.

– Что-то холодновато, – обнимая себя за плечики, пролепетала Лизонька.

Андрей смотрел на красивые, полные груди, просвечивающиеся через бюстгальтер комбинации. Но видел перед собой не женскую грудь, а огромный офицерский кулак.

«Он же прибьет меня одним ударом, этот муж-генерал! Он наверняка что-то заподозрил, раз грозил пальцем. Они, военные, все могут, когда захотят. Прыгнет в вертолет – и утром уже на вокзале будет. Встретит нас. Взглянет в глаза, сразу все поймет и расстреляет обоих…. А я умирать не собираюсь…» – лихорадочно думал Хвостиков. Красочные сцены расправы, одна страшнее другой, так и мелькали у него перед глазами.

– Андрюша, я уже выпила вина. Теперь твоя очередь, – капризно сложив губки трубочкой, прощебетала Лизонька.

– Нет, спасибо. Я уже напился. Допивайте, – несколько грубовато ответил Хвостиков, не глядя на обворожительную полураздетую соседку.

– Ну, ладно тебе! И чего это ты вдруг на «вы» меня называешь? Мы же вроде договорились.

Хвостиков не знал, как себя вести. «Ну, что – погибать из-за мимолетной связи с развратной дамочкой? Да кто она такая?! Ишь, принцесса выискалась! Лучше моей женушки все равно нет! 12 лет был ей предан – и ничего! И сейчас перебьюсь».

Потягивая из стаканчика вино, Лизонька о чем-то рассказывала. Но Андрей ее почти не слушал, думая о своем. Иногда кивал головой для приличия. В один момент раскрасневшаяся от алкоголя дама пересела на полку Андрея. Якобы невзначай положила свою ладонь ему на колено и с вызовом посмотрела в глаза. Отсутствие реакции со стороны Андрея ее не смущало. Она все больше смелела, продолжая гладить его по всему телу. Ловила своими губами его губы, пыталась снять с него одежду.

Хвостиков, как мог, отбивался от любовных атак. Грешным делом подумал, а не закричать ли ему «Караул, насилуют!» Но от этой идеи отказался.

– Да как же вам не совестно-то, Елизавета?! – спрашивал он. – Простите, мне неизвестно ваше отчество… Муж – офицер, а вы что творите?! Только сели в купе, увидели мужчину – и сразу ему в штаны…. Не стыдно?!   

– Муж – одно, а поезд – другое! Это совершенно разные вещи! – с придыханием шептала Лизонька, захлебываясь от страсти. – Ну, давай, обними, поцелуй меня…. Времени совсем мало осталось.

Лиза почти сломила волю Хвостикова. Все-таки он не железный, и в глубине души неистово желал эту распутную и такую соблазнительную даму. Но сдержался, не дал воли собственным инстинктам. Чудом вырвался из объятий страстной брюнетки и, резко отворив дверь купе, заорал: «На помощь!»

– Ох, какой же ты идиот. Ну, что с тебя взять? Ладно. Попомни мои слова: будешь жалеть, вспоминая эту минуту, проклянешь себя за то, что не воспользовался удобным случаем! – качая головой, сказала Лизонька. Пересела на свою полку, прикрыла тело простыней. Потом прилегла и, отвернувшись к стенке, гневно выкрикнула: «Все вы, мужики, идиоты!»

Глава VI

Хвостиков быстренько собрал свои вещи и вышмыгнул в коридор. «Где переночевать? Любое купе может таить в себе неприятности» – думал он. По всему вагону слышался храп. Многие пассажиры уже уснули. Андрей двинулся в сторону купе проводника.

– Ради Бога, извините, что беспокою, – начал он. – Я громко храплю во сне. Попутчице своей мешаю. Не найдется ли у вас свободного местечка для меня?

– Селитесь на 22-ое, – зевнув, сказала проводница. – Там тоже один храпун вроде вас едет. Будете храпеть вдвоем.

Хвостиков нашел нужное купе по оглушающему храпу, выбивавшемуся из какофонии остальных звуков. Спавший в купе мужчина храпел действительно громко, даже стены подрагивали. Андрей кое-как расстелил постельное белье, не зажигая света. Прилег на полку. Дверь в купе намеренно не стал закрывать на замок – вдруг придется вновь катапультироваться.

Уснуть Хвостиков не мог. И не только из-за богатырского храпа, но и по причине того, что за этим храпом он отчетливо слышал топот лошадиных копыт. «Это офицер – муж Лизоньки – нагонял поезд, размахивая шашкой» – догадался Андрей.

Наконец-то, мучительная ночка закончилась. Наступило утро. Прибыв в столицу, поезд медленно заезжал на первую платформу. Не выспавшись, Хвостиков с измятым, замученным лицом и потухшими глазами вышел в коридор вагона. Он хотел еще раз сходить в туалет и умыться. Но потом вспомнил, что проводница наверняка закрыла туалет, так как состав в санитарной зоне.

В вагонном коридоре он неожиданно столкнулся с Лизонькой. Она была свежей, цветущей, благоухающей, словно майская розочка.

– Андрюшенька, будь добр, помоги вытянуть из купе чемодан и снести его на перрон, – заискивающим голосом попросила брюнетка.

Хвостиков ничего не ответил, лишь утвердительно кивнул головой. Прошел в купе, откуда ночью сбежал. На второй полке увидел лежащего с довольным, как у сытого кота, лицом мужика. Это был тот самый Олег, который истерично кричал на Андрея и, отказавшись ехать с ним в одном купе, ушел, хлопнув дверью. В глазах Олега уже не было того огонька, который наблюдался накануне вечером. Теперь там можно было заметить медленно тлеющие угольки.

Посмотрев на Олега, Хвостиков не нашелся, что сказать. «Поздороваться? Глупо. Промолчать – как-то невежливо» – думал он. В итоге он смирился с тем, что будет выглядеть невежливым человеком, и промолчал. Глубоко в душе Андрей испытал нечто похожее на обиду, смешанную с завистью.     

Подхватив Лизонькин чемодан, Андрей вышел в коридор. Заскочил в свое купе, взвалил на плечо собственную дорожную сумку. Поплелся вслед за брюнеткой. Снес поклажу на перрон. Лиза шла впереди и, оглядываясь, подгоняла Хвостикова. Оказавшись на перроне, он увидел рядом с вагоном свою тещу Дарью Валентиновну. Она стояла в двух-трех шагах, держа в руках букетик белых пионов. Вот так сюрприз!

– Здравствуйте. Это не то, о чем вы подумали, – залебезил перед тещей Хвостиков, подойдя к ней вплотную. – Я вам сейчас все подробно расскажу. С этой женщиной я не спал. Честно! Мы даже ночевали в разных купе, — он указал рукой на улыбающуюся Лизоньку. – Это и проводница, и Лиза, тьфу ты, то есть сама женщина может подтвердить.

Дарья Петровна оказалась на вокзале по своим делам. Она встречала какую-то давнюю приятельницу, прибывшую из Санкт-Петербурга.

– Ты о чем, Андрей? – спросила теща, удивляясь тому, что зять оправдывается перед ней. А в следующую секунду ее осенило. «Что-то тут нечисто» – сделала вывод она.

Лизонька стояла около выхода из вагона. Взглянув на Хвостикова, разговаривающего с тещей, она обворожительно улыбнулась ему и послала три воздушных поцелуя.

– Ах, ты поганец этакий! – Дарья Валентиновна наотмашь хлестанула зятя по лицу пионами. Потом еще раз. Еще и еще. Букет превратился в голый веник. – Мы еще дома поговорим! Моя дочка его из командировки ждет: жарит-парит, квартиру убирает. А этот кобель в СВ с какими-то дамочками ночует!

Хвостиков стоял в белых лепестках пионов. Ему было очень обидно. От досады он чуть слезу не пустил. Мало того, что из своего кармана пришлось покупать билет за бешеные деньги, так еще и не переспал ни с кем. А ему за это по лицу букетом.

Теща, исполнив первый акт мести, удалилась в сторону хвоста поезда. Андрей начал озираться по сторонам. Около вагона увидел, как Лизоньку обнимает и целует мужчина в военной форме. Сердце Хвостикова ушло в пятки. «Все-таки догнал поезд! Сейчас бить меня будет!» – с ужасом подумал он. «Только почему на форме майорские погоны? Он же генерал? За ночь его разжаловать успели, что ли?»

Потом Хвостиков внимательно присмотрелся и понял, что это совсем другой офицер. Значительно моложе того, который провожал брюнетку. На душе сразу стало легче. Выглянув из-за плеча кавалера, Лизонька улыбнулась и подмигнула Андрею. А тот медленно побрел к метро, и в голове его крутились невеселые мысли о предстоящем скандале дома.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
admin/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: