Женщина швырнула ему в лицо фотографии. Мужчина не ожидал такого поворота событий!

Светлана, положив трубку стационарного телефона и уйдя по делам на кухню, вновь услышала телефонный звонок. У неё всегда было много подруг, в основном приятельниц. Близкие подруги общаются с ней уже много лет. Чем старше мы становимся, тем меньше вокруг нас остаётся близких людей. В детстве дружба происходит по принципу «он сидел со мной рядом в песочнице, теперь он мой друг». В подростковом возрасте дружба становится избирательной, начинаются обычные женские интриги. Годы фильтруют наше окружение, рядом остаются те, кому можно доверять.

Основной круг общения у людей старше 55 лет — это члены семьи, родственники и коллеги по работе. С первыми двумя пунктами у Светланы были проблемы. Из членов семьи у неё остались взрослые дети: 28-летние двойняшки, сын и дочь. Сын давно уже сепарировался, жил в Австрии. Он был женат, и умудрился родить троих детей от разных женщин. Причём все три женщины были с разных концов планеты.

Первенца сыну подарила его однокурсница, с которой он встречался, когда учился в консерватории. Им было по 21 году, ещё совсем молодые. Никакие разговоры и наставления не вызвали у сына желания сделать предложение руки и сердца матери своего ребёнка. К переговорам подключились родители. Светлана на встрече с матерью и отцом девушки договорилась, что сын официально признает ребёнка. Павел действительно не отказался от малыша, но регистрировать брак с его мамой категорически отказался. Несмотря на то, что отец практически не воспитывал Павла, он вырос таким же безответственным.

Целый год после рождения малыша Павел старался исполнять роль заботливого отца: гулял с коляской, приносил подарки. На семейном совете решили, что материальную поддержку будет оказывать семья Павла. Он учился, у него не было официального заработка. Решили, что алименты он начнёт платить после окончания консерватории. Спустя год талантливому тромбонисту предложили учиться в Германии. Он с радостью согласился, моментально забыв о ребёнке. Психологически он не был готов к отцовству. Его раздражали все эти пелёнки, распашонки, кормления, смена подгузников. Павел был рад, что у него растёт сын, но жертвовать частью своей жизни ради маленького человечка он не был готов. Поэтому, когда ему предложили перевестись в консерваторию в Лейпциг, он, не раздумывая, согласился.

Светлана очень переживала, боялась потерять внука. Она видела, что родители девушки не были довольны таким раскладом. Светлана всячески поддерживала с ними связь, регулярно приезжала к внуку, давала деньги. Узнав о решении Павла уехать, родители не стали препятствовать Светлане в общении с ребёнком. В конце концов, они понимали, что основная нагрузка по воспитанию малыша ложится на них. Хорошо ещё, что у мальчика есть отец, он от него не отказался, как и его родственники по отцовской линии.

Переехав в Германию, сын Павел через некоторое время порадовал Светлану рождением внучки. Точнее, не порадовал, а шокировал. Только улеглись страсти с первенцем (его мама вышла замуж и забыла обиды на Павла), как та же ситуация повторяется вновь. Павел окончил Высшую школу музыки и театра в Лейпциге, поступил в магистратуру. Во время учёбы он познакомился с девушкой из Мексики. Адриана обладала шикарным голосом и училась на вокальном отделении. Горячая латиноамериканская красотка модельной внешности сразу покорила Павла. Отец девушки был итальянцем и работал в нефтедобывающей компании. Мать была креолкой (смесь европейца с индейцем), занималась журналистикой. Адриана унаследовала экзотическую красоту своих родителей и колоритность латиноамериканских женщин.  

После окончания высшей школы Павел работал в симфоническом оркестре Гевандхауза, это был старинный, очень престижный коллектив, дающий концерты по всему миру. Адриана продолжала обучение и жила в квартире, которую снимал Павел. Он считал девушку своей невестой и действительно собирался сделать ей предложение. Помимо экзотической красоты и таланта, Адриана отличалась бурным темпераментом, чувственностью и эмоциональностью. Отношения с ней обещали быть не скучными. Каждый раз, возвращаясь с гастролей, Павел мчался к своей любимой. Он практически не замечал других женщин, подумывал о предложении руки и сердца. Поэтому, когда Адриана сообщила, что беременна, он тут же упал на одно колено и предложил ей стать его женой.

Но всё оказалось не так просто. Девушка была из католической семьи с сильными религиозными традициями. В Лейпциг приехали родственники. Только теперь Павел понял, что такое семья по-итальянски, точнее, по-мексикански. Вместе с родителями Адрианы приехали тётя с мужем, двоюродная сестра с мужем, брат отца, двоюродная тётя с дочерью. Они общались между собой на испанском, но по выражению их лиц он понял, что они не обрадованы выбором дочери. Потом через Адриану они спросили, в какой вере будет воспитываться их будущий ребёнок и собирается ли Павел перекрещиваться в католицизм. Павел был православным, но совершенно не религиозным. Он сказал, как есть: в костёл он ходить не будет, ребёнка туда не поведёт. Но препятствовать его крещению в католичество он не станет. Позже речь зашла о переезде Павла в Мексику. Он категорически отказался. Сказал, что будет жить в Германии и иногда возить ребёнка к маме в Россию.

После отъезда родственников несколько подавленная Адриана сказала, что они с Павлом жениться не будут. Что она родит в Мексике, и мама займётся уходом за ребёнком, чтобы Адриана не прерывала учёбу. Когда Павел в лоб спросил, чем он не понравился её родственникам, они ответила, что 1) он не католик, 2) он не собирается переезжать в Мексику, 3) он русский, а это очень плохо. Некоторое время они ещё пожили вместе, но между ними участились ссоры и размолвки на фоне тяжело проходящей беременности Адрианы. Павел ощутил свою неугодность: одно дело быть возлюбленным, а другое — мужем. В данной ситуации родственники Адрианы посчитали, что лучше не связываться с русским, а родить ребёнка на Родине и воспитать его в лучших мексиканских традициях.

Адриана уехала, но связи с Павлом не прекратила. Они ежедневно общались по скайпу. Спустя пару месяцев девушка сообщила, что у них родилась дочь. Планы у Адрианы несколько поменялись. Если до этого она планировала оставить ребёнка матери и закончить обучение, то теперь, взяв на руки малышку, она решила взять на год академический отпуск. Счастливая мама регулярно высылала Павлу фотографии очаровательной малышки. Девочка действительно была чудесной: огромные голубые глаза, как у папы, смуглая кожа и роскошные волосы до плеч. Красивая здоровая девочка весом почти 4 килограмма.

Светлана обрадовалась рождению внучки, хотя понимала, что не сможет с ней общаться. Их разделяет более 10 000 км, языковой барьер и отсутствие привычных в понимании русского человека родственных отношений. Спустя год Адриана действительно приехала с ребёнком в Лейпциг. Павел поиграл с малышкой, которую видел до этого лишь один раз, когда приезжал в Мексику на Рождество. По поведению Адрианы он понял, что она не собирается продолжать с ним отношения. У неё уже был другой мужчина. Он работал менеджером в той же компании, где трудился отец девушки. Довольно возрастной мужчина, разведён, солиден, с деньгами.

Павел не был записан в качестве отца девочки. Адриана попросила, чтобы отцом записали её нового возлюбленного. Они собирались пожениться, и он согласился удочерить малышку. Не сказать, чтобы Павел испытывал душевную боль, но он понял, что бороться бесполезно и бессмысленно. Что он даст малышке, живя в другой стране? Старший сын тоже рос с чужим папой. Они виделись несколько раз в год, Павел регулярно перечислял деньги на счёт его матери, высылал из Германии посылки со сладостями и игрушками. Но при личной встрече он видел, что мальчик не испытывает к нему привязанности и любит того человека, который его растит.

Что ж, Павлу всего 26, жизнь можно начать с нуля. Светлана тоже переживала, она хотела, чтобы внуки были рядом. Мечтала гулять с ними за ручку по парку, читать сказки, смотреть мультфильмы. Ничего не поделаешь, мечты мечтами, а жизнь — это совсем другое. У Павла была такая же линия поведения, как и у его отца: никакой привязанности к женщине, размытое чувство ответственности перед детьми. Надо же, толком его и не растил, а как проявились гены!

Павел окунулся в концертную деятельность. Он играл не только в симфоническом оркестре, но также выступал в ночных клубах в составе разных коллективов. Жизнь била ключом, грустить было некогда. В Италии он познакомился с одной женщиной. Очень деловая, влиятельная в музыкальной сфере мадам, работала концертным менеджером. Она организовывала выступления оркестра, в  котором играл Павел. Старше его на 14 лет, Лизелотти жила в Вене. У неё было прекрасное музыкальное образование, она закончила венскую консерваторию по классу арфы. Благодаря хорошим организаторским способностям она смогла сделать карьеру в качестве концертного директора. У неё была собственная квартира в Вене, дом в Инсбруке и хороший счёт в банке. Единственное, чего у неё не было, это семьи и детей.

Павел и Лотти (так она представилась Павлу) как-то незаметно сблизились. Не сказать, что она сразу произвела на него впечатление как женщина. Высокая, по-немецки мускулинная, с короткой стрижкой, длинным лицом и крупными зубами. У неё была какая-то особенная энергетика. Необычайно уверенная в себе, образованная, компетентная, она не производила впечатления тургеневской барышни с хрупким эмоциональным фоном. В её характере было что-то мужское. Павлу, выросшему без отца, именно такой женщины и не хватало. Она пригласила его вместе с музыкантами духового коллектива отдохнуть в Тироле. Музеи, замки, дворцы, горнолыжные курорты, даже повидавшему виды Павлу показалось, что он очутился в сказке. Лотти явно его выделяла среди других музыкантов. Там же в Инсбруке они и сблизились. Павел удивился, насколько ему легко с этой женщиной. Она ничего от него не требовала, просто получала удовольствие от каждого момента жизни. Лотти была типичной европейской женщиной, не помешенной на замужестве и не зацикленной на мужчинах. С ней было комфортно, она словно давала заряд энергии. Павел ощутил новый виток в своей жизни.

Они начали жить вместе в Вене. Павел устроился в Венский филармонический оркестр, один из лучших в мире. После репетиций и концертов он приходил в шикарную квартиру, которую, несмотря на высокую зарплату, не мог бы содержать и оплачивать. Они с Лотти объездили всю Европу, отдыхали в разных концах света. Съездили в Мексику, где она познакомилась с дочкой Павла. Также они провели 2 недели в России, где Лотти Павел представил маме и сестре. Они были несколько шокированы разницей в возрасте, но безграничное обаяние подействовало и на родню.

Павел купил обручальное кольцо, сделал Лотти предложение руки и сердца, но она неожиданно отказалась. Практичная европейская женщина объяснила без лишних сантиментов: мне не нужен муж, мне нужен любовник, молодой и привлекательный. И ребёнок от него. Брак был Лотти невыгоден: в случае развода она потеряла бы часть имущества, да и проблемы с оформлением документов. Павел был несколько обескуражен, он искренне привязался к Лотти, она стала для него той женщиной, с которой он бы хотел прожить всю жизнь.

Лотти сама же его и успокоила. Она сказала, что с рождением ребёнка Павел получит вид на жительство в Австрии в более краткие сроки. По европейским законам отец, даже если он не расписан с материю малыша, обязан видеться с ним хотя бы раз в месяц. Порядок общения с ребёнком оформляется через нотариуса, что является дикостью для России. Став отцом, даже при желании Павла он не сможет так просто покинуть территорию Евросоюза. Несостоявшийся муж немного успокоился, осталось решить главную проблему — зачать ребёнка.

С этим у Лотти была проблема. Она была когда-то замужем, ей было чуть больше 25, но у неё случилось несколько выкидышей. Павла удивило, с каким оптимизмом Лотти готовилась стать материю. В России у него жила незамужняя сестра 27 лет, для которой каждый визит к гинекологу был равносилен допросу в гестапо. Ей говорили в лицо, что «скоро будет поздно», «всё выбираешь», «снизь планку», «роди для себя». В Европе родить первенца в 40 не является чем-то экстраординарным. Там нет такого психологического давления на женщину, врачи трепетно относятся к душевному состоянию потенциальной матери. Лотти не могла забеременеть год. Она лечилась, обратилась к репродуктологу. И ни разу ей не сказали, что она «старая» и «где Вы были раньше». Наконец наступила долгожданная беременность, которая разрешилась рождением здорового мальчика в канун 42-летия Лотти. Новорожденного назвали Томасом.

Светлана была рада за сына, хотя в её понимании брак без штампа в паспорте — это не брак. Но, побывав с дочкой в Вене и увидев малыша, она успокоилась. Сын жил в одном из самых красивых городов мира, рядом с ним была любимая женщина и ребёнок. Она видела, что Павел счастлив в этих отношениях, и у неё отлегло от души. Лотти хотела выйти на работу спустя 2 месяца после родов. Для Светланы это было дикостью, но таковы австрийские законы. Ребёнку нужна была няня. Павел и Лотти предложили сестре Павла Ольге взять на себя эту обязанность. Они обещали ей оплату курсов немецкого языка для иностранцев, проживание, питание и ежемесячные выплаты на карточку.

Оля очень образовалась. Вена вскружила ей голову, она готова была остаться здесь под любым предлогом. А тут такое предложение! Светлана была в негодовании: дочь прожила с ней всю жизнь, а теперь она останется совсем одна. Однако разум победил эмоции, и женщина дала добро на переезд дочери к брату в Австрию.

Светлана испытывала чувство вины перед дочерью. Получается, она все ресурсы направила на сына, а жизнь дочери складывалась самотёком. С мужем Светлана развелась, когда дети пошли в 1-й класс. Это был конец 90-х, и без того сложное время. Они долг жили вчетвером в 1-комнатной малосемейке, все деньги шли на строительство кооперативной квартиры. Муж работал день и ночь, Светлана занималась воспитанием двойняшек, потом вышла на работу. Если бы дети были одного пола, было бы проще. А так всё приходилось покупать в двойном размере. Не будет же девочка ходить в одинаковых с братом брюках или куртке! После работы (а работала Светлана бухгалтером-калькулятором на предприятии) женщина бежала в садик, вела детей на кружки. Девочку отдала на танцы, мальчика на музыку. Обоих водила три раза в бассейн. На выходные с апреля по октябрь уезжала на дачу, где трудилась на грядках и в парнике.

В житейском водовороте Светлана не заметила, как они с мужем стали отдаляться друг от друга. Проживание в одной комнате с детьми не способствовало сближению супругов, а материальные затруднения и неустроенный быт создавали дополнительное напряжение. Перед тем, как дети пошли в 1-й класс, Светлана уехала с ними в лагерь на 2 смены. Она устроилась бухгалтером, чтобы не терять в зарплате. По приезду женщина заметила, что муж стал каким-то чужим и раздражительным. Она не обратила внимания, сославшись на долгое отсутствие семьи.

Дети пошли в школу, начались новые заботы. Однажды, отведя сына и дочь в школу, Светлану остановила на улице какая-та женщина. Она сказала, что им нужно поговорить. Светлана спешила на работу, и они беседовали на ходу. Женщина сообщила, что они с мужем Светланы давно любят друг друга и у них недавно родился ребёнок. Также она сказала, что Игорь уже давно собирался уйти из семьи, но хотел дождаться, когда дети въедут в новую квартиру. Но, т.к. теперь у них с Игорем есть общий ребёнок, она не может больше ждать. Затем протянула конверт, где лежали фотографии на разные случаи жизни: она с Игорем что-то отмечают, общее застолье с друзьями, совместный отдых на пляже. Светлана молча выслушала, взяла конверт, сказав перед прощанием «Я всё поняла». Она находилась в шоковом состоянии. Отпросилась на пару часов с работы, пришла домой и собрала вещи мужа. Попросила забрать детей из детского сада свою маму.

Вечером, когда Игорь пришёл с работы, они долго и громко выясняли отношения. Мужчина клялся, что не собирался уходить из семьи, что дороже Светы и двойняшек нет никого на свете. Что эта женщина охмурила его, родила не от него, а теперь шантажирует. Женщина швырнула в лицо Игорю фотографии. Он не ожидал, что его любовница так хорошо подготовится, замялся, взял чемоданы и ушёл. Через несколько дней он вернулся и начал умолять о прощении. Дети кинулись отцу на шею, они не понимали, что происходит. Игорь сказал, что делает в новой квартире ремонт, чтобы Светлана с двойняшками переехала туда как можно скорее.

Новая квартира находилась далеко от школы, где учились дети. Первое время Светлана не понимала, что делать с таким количеством свободного пространства. Мебели было мало, квартира нуждалась в косметическом ремонте. Первое время Игорь приходил часто: то плитку положит, то полку повесит. Он всё ещё надеялся, что Светлана пустит его обратно. Он переехал жить к любовнице, их общий ребёнок оказался как две капли похож на Игоря, поэтому вопрос с отцовством отпал сам собой. Света хотела придержать 1-комнатную квартиру для детей, но Игорь забрал ключи себе. Со временем общение с детьми снизилось до минимума, а после достижения ими 18-летия он и вовсе перестал помогать материально.

Светлане некогда было испытывать чувства вины, но она понимала, что отчасти сама развалила брак. Она была женщиной не сентиментальной, воспитывалась отцом-узником концлагеря. Игорю как человеку эмоциональному не хватало внимания, он его нашёл на стороне. Возможно, в его планы не входило создание новой семьи, но жизнь распорядилась иначе. Он женился на своей любовнице, у них родилась ещё и дочь. Двойняшки по-разному отреагировали на уход отца. Первое время они с нетерпением ждали его прихода, висели у него на шее. Затем противоположная сторона подсуетилась, и Игорь практически перестал общаться с двойняшками. В подростковом возрасте сын вообще начал игнорировать отца, не хотел с ним видеться, не отвечал на телефонные звонки. Дочка Оля словно замкнулась, она вообще никак не высказывала своей позиции. Позвонит — хорошо, не позвонит — тоже не плохо.

Светлана понимала, что на девочке развод родителей отразился больше всего. Если сын хотя бы видел мужской пример в течение первых 6 лет жизни, то Олечка лишилась отца в тот период, когда формируется позиция девочки в отношениях с противоположным полом. Она не стремилась к общению с мальчиками, не увлекалась нарядами и косметикой, была зажатой и немного подавленной. Хорошо, что у неё был бойкий брат, который защищал сестру и всюду брал с собой.

Паша рос уверенным в себе юношей. У него были успехи в музыке, он стал лауреатом и дипломантом нескольких международных конкурсов. Поступил в музыкальное училище по классу тромбона, затем продолжил обучение в консерватории. Оля до 15 лет танцевала в коллективе, но из-за зажатости на выступлениях и концертах её ставили в задние ряды. Когда пришла пора определяться с будущей профессией, она бросила танцы и погрузилась в учёбу.

Светлана понимала, что не сможет одинаково распределить ресурсы на двоих детей. Игорь намекнул, что не сможет оплачивать учёбу Оли, если она не поступит на бюджет. Паше он помог купить новый инструмент и сказал, что у него ограниченны материальные возможности. В общем, Светлана встала перед выбором, делать ставку на сына или на дочь. Конечно же, выбор был сделан в пользу сына. Оля, подумала Света, может удачно выйти замуж, родить детей и посвятить себя их воспитанию. А мальчику нужна карьера, чтобы хорошо устроиться в жизни. Эта довольно распространённая ошибка разума, которая допускается многие матери.

Оля поступила в педагогический университет на специальность «учитель иностранных языков». Однокурсницы за время учёбы успели съездить за границу, брали академический отпуск и уезжали работать гувернантками, оставаясь там жить. Из всей группы к концу обучения в школы отправилось работать менее половины студенток. Среди них была Ольга. Она устроилась в гимназию, ей там нравилось. Жила девушка с матерью. Финансовое положение не позволяло построить или купить собственную квартиру. Общежитие не давали, потому что Ольга не была иногородней.

Женщина переживала, что у дочери не складывается личная жизнь. Она в студенческие годы встречалась с однокурсником. Светлана настаивала, чтобы они оформляли отношения. Они встречались уже 4 года. Но на 5 курсе, когда обычно играют свадьбы, Оля отметила со своим парнем Новый год и вскоре объявила о расставании с ним. Светлана была в шоке, она считала, что у них всё хорошо. Она плакала, уговаривала дочь одуматься, пугала её одиночеством и бездетностью. Ольга тихо плакала, но от своего не отступала: я его не люблю.

— Девочка моя. Ну, что с того, что мы с твоим отцом любили друг друга? Видишь, чем всё это закончилось? — не отступала Света.

— Мамочка, ты всего не знаешь. Он не тот человек, за которого себя выдаёт. Я не хочу с ним иметь никаких дел. Тем более, рожать детей.

Дочка была серьёзной и ответственной девушкой. Она не могла вот так просто передумать и поставить крест на многолетних отношениях. Значит, действительно что-то произошло. Света отметила, что Оля, несмотря на разрыв, была настроена позитивно, слезами не заливалась. Наверное, ей действительно лучше не связывать жизнь с Колей. Спустя много лет дочь ей призналась, что Николай начал поднимать на неё руку. И это помимо рассуждений на тему, как ей повезло, что он вообще согласен на ней жениться. А так бы и сидела в девках. Постоянно напоминал Оле, какая она толстая, неженственная и истеричная. Одним словом, Николай был типичным абьюзером. Но поначалу Светлана ничего этого не знала, жалела парня. Он заикался, его тяжело было слушать. Женщина очень хотела, чтобы ему попалась хорошая девушка, ведь он неплохой парень. Оля то себе найдёт кого-нибудь, а вот Коля… Он такой скромный, застенчивый. Жалостливые у нас женщины.

Коля женился спустя 3 года на разведённой коллеге по работе. Несмотря на заикание, склонность к манипуляции и тяжёлый характер, разведённые женщины быстро взяли в оборот нового коллегу. За лысеющего и полнеющего, но, всё же, молодого и неженатого Николая развернулась борьба. В итоге он женился на женщине, которая была старше его на 5 лет и воспитывала 15-летнего сына. При разводе муж оставил ей трёхкомнатную квартиру и кроссовер. Она терпела характер Николая, но была счастлива, что смогла выйти замуж. Оля же всё это время оставалась одна. Она не отличалась бойким характером, не умела себя преподнести. Негативный сценарий родительской семьи повлиял на её восприятие отношений между мужчиной и женщиной. У Ольги был страх перед отношениями. Тем более, в России конкуренция среди представительниц женского пола высока, девушки готовы идти на всё ради внимания мужчин. 

Светлане в глубине души не хотелось, чтобы Оля съезжала от неё. Её приводила в ужас мысль, что она останется одна в этой большой квартире. Но она понимала, что Ольге надо начинать свою жизнь, резать пуповину с матерью. Только так у неё был шанс познать семейное счастье. На личную жизнь Светлана давно махнула рукой. Дом и работа — вот её круг интересов. Хорошо, что в 58 лет она продолжала работать. Хотя Светлана чувствовала, что молодёжь наступает ей на пятки. Но она работала с самого основания транспортной компании. Директор был однокурсником подруги Светланы, которая привела её туда «по блату». Чего уж говорить, не повезло с мужем, повезло с работой. Коллектив оказался дружным, не было в нём откровенных женских склок и интриг.

Правда, в последние несколько лет ситуация несколько изменилась. Директор оставил жену, с которой прожил 28 лет, и женился на любовнице, которая была моложе на 20 лет. Он углубился в семейную жизнь, пустил всё на самотёк. Молодая жена устроилась к нему на работы в должности менеджера, хотя реально за неё работал весь отдел. Но сотрудники молчали, всё-таки жена директора. Она решила пристроить своих подруг и родственников, поэтому часть сотрудников, достигших пенсионного возраста, была уволена. Они работали с самого основания, прошли с директором «огонь и воду», но он отдал бразды правления в руки новоиспечённой супруги. Светлана радовалась, что её не коснулись сокращения, но, всё же, оставалась в напряжении.

Хорошо, что у Светы сохранились тёплые отношения с той самой подругой, Наташей, которая и привела её на это место. Подруга ушла на пенсию, по собственному желанию. У неё был муж, который дружил с директором компании. Она не нуждалась в деньгах, поэтому посвятила себя заботам о доме и семье. Женщины часто перезванивались, Наташа расспрашивала про работу, про коллектив. Светлана была рада, что у неё есть близкий человек, с которым она может поделиться тем, что накипело.

Наташа привлекала Светлану своей хозяйственностью. Она обожала дом и всё, что с ним связано: еженедельная генеральная уборка, разнообразные ужины, ежевечерние чаепития. У Наташи была толстая кулинарная книга, в которой сохранились ещё бабушкины рецепты. Она любила печь пироги, приглашать подруг и болтать по-девичьи. Светлана восхищалась её расторопности и хозяйственности, потому что у неё не хватало времени на всё это.

У Наташи был взрослый сын, который жил в другом городе своей жизнью. Она полностью переключилась на мужа, в котором она души не чаяла. Когда-то он был завидным женихом, красавчиком, но выбрал её, не самую привлекательную в его окружении девушку. Она понимала, что он её не любит, но мужчина подарил ей семью. Будучи не очень здоровой, Наташа родила ему сына. Супруг создал собственную компанию по сбору и продаже оргтехники и компьютеров, в те годы это было всё в новинку. Дела пошли в гору, Леонид изменился, начал погуливать. Наташа это чувствовала, но ни словом не упрекнула. Где бы он ни был, он всегда возвращался в дом, где царит спокойствие и уют.

Однажды, придя домой, Наташа застала пьянку мужа с коллегами по работе. Один «товарищ» лежал поперёк их супружеской постели прямо в обуви. Вся кухня была в шелухе от солёных фисташек, в кастрюле с супом плавали окурки. Наташа стала кричать от возмущения. Муж вместо того, чтобы успокоить жену, подошёл и со всего размаха ударил ей кулаком пол лицу. Разбил очки, рассёк губу и оставил ссадину в области носа. Наташа в шоке схватила трубку и стала набирать последний в памяти номер телефона. Трубку подняла Света.

О случившемся Светлана не рассказала ни одному человеку. Это происшествие сблизило женщин. Наташа стала звонить ей каждый день, они разговаривали по часу, а то и более. С появлением скайпа они перешли на видеообщение. В гости удавалось приезжать нечасто, всё-таки Светлана работала. Она рассказывала подруге про сына и его жену, про то, что дочка всё никак не найдёт себе парня. Затем Наташа стала всё больше расспрашивать про работу, про интриги, которые там творятся. Света рассказывала о том, как распустилась жена директора, поэтому все считают его тряпкой.  Что родственники и знакомые жены скоро развалят компанию, всё к этому идёт. Что её буквально забросали документами. Подруги жены начальника, которых она устроила в отдел Светланы, буквально «топят» её. Сами не компетентны, ничего не понимают в документах, ходят на работу, чтобы покрасоваться в новых платьях. Наталья слушала и возмущалась, давала советы, как ей лучше поступить.

В последнее время Светлана почувствовала, что на работе к ней изменилось отношение руководства. Наверное, пришло и её время выходить на пенсию. Почему бы не вызвать и не сказать об этом напрямую? Неожиданно нагрянула проверка. Обычно в таких случаях накануне собирают всю бухгалтерию и проводят инструктаж. Сейчас ничего подобного не было. Документы у Светланы были в порядке, поэтому она особо не волновалась. После работы её вызвал директор. Рядом с ним сидела молодая жена и несколько представителей из её «свиты»:

— Светлана Васильевна, вы проработали у нас почти 30 лет. Вы здесь с самого основания компании.

По тону его голоса Светлана поняла, что что-то произошло. Начальник продолжал:

— Сегодняшняя проверка выявила некоторые недочёты в Вашей работе.

Его перебила жена:

— Причём серьёзные недочёты. Точнее, грубые ошибки.

В глазах жены начальника сверкнула чертовщинка. Она как-то злорадно ухмыльнулась и продолжила:

—  Мы стараемся обновлять коллектив, привлекать молодёжь, вносить свежую струю.

Директор продолжил:

— Вы прекрасный сотрудник, но возраст даёт о себе знать (Светлану аж передёрнуло: какой возраст, ей всего 58, она не старуха). Возможно, Вам кажется, что Вы тянете на себе работу всего отдела. Но сегодняшняя проверка показала, что это не так.

Его супруга продолжила:

— А вот у нас недочёты найдены не были. Мы на работу ходим не для того, чтобы покрасоваться в новых платьях. Мы работаем на благо компании.

Светлана поняла, что только что она столкнулась с огромным предательством. По некоторым фразам и выражениям она поняла, что кто-то передаёт директору всё то, о чём Светлана и её подруга Наталья беседуют по телефону. Но кто это может быть? Наталья с начальником не общается.

Проведя некоторое расследование, Светлана узнала, что Наталья, чтобы угодить мужу, включала вайбер и провоцировала разговоры о работе. Муж сидел вне поля зрения и посмеивался над рассуждениями Светланы. А потом он передавал всё своему другу, директору компании. Он просто развлекался, он понимал, что за Светлану некому заступиться. Женщине пришлось уволиться по собственному желанию. С Натальей она больше не общалась, даже когда у той внезапно умер сын от инфаркта в 33 года.

Дети разъехались, телефон по вечерам всё чаще молчал. Светлана поняла, что это не конец. Это лишь начало нового жизненного этапа. Она купила себе палки для скандинавской ходьбы и начала гулять в парке. Там было много таких, как она, молодых пенсионерок. Она сможет найти себе приятельниц, вот только дружб больше не будет заводить ни с кем и никогда.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
admin/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: