Устав от одиночества пожилой мужчина решил найти себе невесту. НО В ИТОГЕ ПРОКЛЯЛ ВСЁ НА СВЕТЕ!

Глава I

К середине пятой зимы своей пенсионной жизни, тщательно взвесив все преимущества и недостатки, Квасов Роман Леонидович решился на женитьбу. Пора! Со своей женой он прожил 35 лет. Но вот уже восьмой год кряду вдовел. Скучно одному. Сын с невесткой и ребенком живут отдельно.

На то, чтобы влюбиться, потом ухаживать и все прочее, у Квасова не было ни времени, ни сил, ни особого желания. Просто требовался хороший человек женского пола. Важно, чтобы этот человек мог прибираться по дому, стирать, умел вкусно готовить. А еще был интересным собеседником и благодарным слушателем. Когда надо, вызвал скорую. Помимо этих обязательных условий, Роману Леонидовичу хотелось, чтобы у невесты была достойная пенсия. А если женщина при этом окажется привлекательной внешне, он искренне поблагодарил бы судьбу.

Но где искать такую избранницу? Дать в газету объявление – смешно. Да и прошли те времена, когда через СМИ можно было познакомиться с приличной невестой. Приставать к женщинам на улице – тоже не вариант. Могут принять за маньяка. Узнав, что Квасов возжелал жениться, родственники и друзья обещали помочь. Предприимчивая невестка Лена уверенно заявила, что в городе полно неустроенных в семейном плане женщин. И каждая из них будет рада сочетаться браком с крепким пенсионером.

– Еще очередь из невест выстроится! – сказала Лена.

Вечером позвонила невестка и бодрым голосом сообщила, что нашла подходящую кандидатуру. Завтра можно познакомиться. Роман Леонидович приоделся, побрился. Даже в парикмахерскую заскочил, где ему освежили прическу. В кладовке он нашел старую шляпу. Из-за времени ее поля сплюснулись, и шляпа стала напоминать ковбойскую. Направляясь на рандеву, Квасов воображал себя настоящим ковбоем, который мчится на встречу с красавицей.

Варвара Петровна оказалась приятной женщиной. Но очень полной. Невестка об этом не предупредила. Ладно, лишь бы характерами сошлись. Заметно, что в молодости женщина была симпатичной. Перед встречей с потенциальным женихом она умело подчеркнула косметикой то, что когда-то в подчеркивании совершенно не нуждалось. Пара решила прогуляться по парку. Роман Леонидович, ведя Варвару Петровну под ручку, ужасно смущался. Ему казалось, что все только и делают, что наблюдают за ними: она такая огромная, а он на ее фоне – воробушек.

Доведя невесту до входных дверей подъезда, Роман Леонидович начал прощаться. Еще со школьных лет он помнил, что идти в гости к даме на первом свидании неприлично. Однако Варвара Петровна, властно подхватив жениха под локоток, предложила зайти на чашечку кофе. Отказ не принимался.

Пока поднимались на 4-ый этаж, Варвара Петровна успела поведать о своей жизни. Было у нее 3 мужа. Все – военные. Первый был однополчанином то ли Колчака, то ли Суворова. Квартира у Варвары Петровны однокомнатная, но прилично обустроенная. Стены повсюду увешаны оружием: арбалеты, кинжалы, ножи, сабли. Пока Роман Леонидович оценивал обстановку, Варвара хлопотала на кухне. Оттуда пахло чем-то невыносимо вкусным. У жениха сразу началось усиленное слюноотделение.

Вскоре на журнальном столике появилась вареная картошечка, посыпанная зеленым лучком. Рядом на тарелке дымились сочные отбивные. На двух блюдах разлеглись сырная и рыбная нарезки. В миниатюрной соуснице сверкал бледно-розовый хрен. И венчал все это великолепие вишневый пирог. Обильно выделяющийся желудочный сок туманил Роману Леонидовичу глаза. Из-за этого он почти ничего не видел. А Варвара продолжала посвящать его в свою богатую жизнь, насыщенную военными событиями.

В самый последний момент Варвара достала из буфета бутылку наливки. Разлила по рюмкам и произнесла тост.

– Ну, за наше знакомство!

– Давайте, – покорно согласился Квасов.

С аппетитом поглощая вкусности, Роман Леонидович чувствовал, что испытывает множественный гастрономический оргазм. Варвара Павловна тоже не отставала о жениха. Через 15 минут многие блюда были съедены. Пока Роман дожевывал отбивную, Варвара, кокетливо закинув ногу на ногу, задымила папиросой.

– Варвара Петровна, курить и пить алкоголь в нашем преклонном возрасте негоже, – наставительно заметил Квасов.

– Ешь, Рома, ешь. Наверное, изголодался по домашней еде? – невеста проигнорировала замечание жениха.

Роман пробурчал что-то неразборчивое. Набитый рот не позволял говорить внятно. Так вкусно он ел действительно давно. «Однако такие кулинарные оргии нельзя устраивать слишком часто. Чревато для здоровья…. Но как вкусно-то! Объеденье!» – думал Квасов.

Глава II

Утолив голод, Роман откинулся на спинку кресла.

– Это безумие! Что вы со мной делаете, Варвара?! Я объелся.

– Перестаньте, Роман Леонидович. Вы так красиво кушаете! Смотрела бы и смотрела, – застеснялась невеста.

На Квасова напала икота, перекрыть которую он пытался частым покашливанием.  

– Смотрю, пуговицы на пиджаке у вас пришиты нитками разного цвета, – заметила наблюдательная Варвара и глубоко затянулась папиросой. – Вы, конечно, опрятно выглядите, но не ухоженно. Снимайте-ка пиджак!

Оставшись без пиджака, под влиянием наливки Квасов почувствовал себя мачо. Это чувство усиливалось многочисленным оружием, украшавшим стены. Ему захотелось немедленно прокричать что-то типа «Эге-гей!» и накинуться на Варвару Петровну. Но вместо этого он сказал:

– Нам, Варвара, видимо, придется вступить в законный брак.

– Что значит, видимо?! Конечно! Только законный и никак иначе! Чтобы без фокусов! Я взрослая и серьезная дама! А то тут ходил один кавалер… 

– Конечно, конечно, я только за, – поспешил успокоить невесту Роман. – Коль мы будем вместе жизнь, хотелось бы заранее обговорить кое-какие нюансы.

– Слушаю.

– Во-первых, Варвара, попросил бы вас не курить в квартире, – робко начал Квасов.

– Ага, сейчас! Разбежалась! Я курю всю жизнь!

– Вы поймите, что это губит ваше здоровье, – спокойно продолжал гнуть свое Роман. – Вместо курения лучше чаще гулять. Я вас научу упражнению, выполняя которое вы похудеете за неделю. Не узнаете себя!

– Не позволю мной командовать! Я прошла хорошую школу, у меня 3 мужа было! Теперь я знаю, как правильно жить: просто не надо ограничивать друг друга! – гневно выкрикнула Варвара Петровна.

– А как же тогда жить вместе? Мириться со всеми недостатками друг друга, что ли? – отхлебнув наливки, спокойно поинтересовался Квасов. В Варваре он начал разочаровываться.

 – Ладно, — смягчилась невеста. – В целом ты, Рома, мне нравишься. Глаза у тебя добрые. Да и готовить для тебя приятно, ты ешь красиво, с аппетитом… Прямо как мой второй муж. У тебя неплохая пенсия, поэтому ты на правах мужчины, в общем-то, можешь требовать…

– Ну, разумеется, могу…. Как мужчина-то! – подтвердил Роман, выпятив грудь колесом.

– Ладно, так уж и быть, буду курить на балконе. И точка. Хотя меня никто из мужей никогда не попрекал курением.

– Учти, Варвара, я наверняка буду твоим последним мужем. Так что, задумайся.

– А мой третий супруг, командир танковых войск, вообще мыл посуду!

– Я не командир! И тем более не танковых войск! Поэтому посуда, уж извини, на тебе!

 Вдруг Варвара схватила одну из висевших на стене сабель. И рубанула ею по столешнице.

– Будешь мыть посуду! Будешь! А я приведу тебя в порядок: откормлю, отмою, отутюжу…. Приосанишься, станешь похожим на настоящего генерала! И еще. Давай-ка прикинем, сколько получится, если мы наши пенсии вместе сложим.

Варвара Петровна начала вслух производить расчеты, планируя расходы на продукты, бытовую химию, оплату коммунальных услуг и прочее. Квасов слушал, и постепенно им овладевала злость. На улице стемнело. Он спохватился, взглянул на часы и ахнул. Начало первого. Надо же так заболтаться! Встал и поспешил в коридор.

– Пора мне, пойду. Поздно.

– Не ходи домой. Оставайся, — попросила Варвара Петровна, преградив Роману путь своей габаритной фигурой.

– Нет! – нервно воскликнул Квасов, покраснел, как рак, и от волнения надел шляпу задом наперед. – Остаться у дамы в первый же вечер – это неправильно! Я пойду.

– Да ладно, забудь об этикете! На дворе ночь. Да и дождь льет. Я постелю тебе на софе. Сама лягу на диване. Не бойся, приставать не буду. Иди в ванную, чисть зубы, умывайся и спасть. Там висит чистое полотенце, а на полке лежит новая зубная щетка.

Шлепать домой под дождем, да еще с переполненным желудком не хотелось. Для виду поломавшись, Квасов принял предложение о ночлеге.

Утром Роман Леонидович проснулся бодрым. Варвара возилась на кухне. Подкравшись к ней сзади, он долго выбирал, по какому бы месту ее легонько шлепнуть. Но от затеи отказался и тактично дотронулся до плеча.   

– Ап! С добрым утром! Как настроение? – весело спросил Квасов.

– А вот хамить мне не стоит, – злобно прошипела Варвара. – Настроения нет. Не выспалась. О том, что храпишь, как трактор, предупреждать надо! Это важно! Ведь мы собрались жить под одной крышей.

– Неужели? Я храплю? Никогда бы не подумал! – искренне удивился Роман.

 – Если хотите взять меня в жены, будем жить в вашей двушке. Каждому по комнате. По-другому я не согласна, – выдвинула требование Варвара.

– Мне такой вариант, увы, не подходит, – рассержено заявил Роман. – Ты тут у себя делай что хочешь: кури, пей, набивай на ночь желудок. А с меня довольно. «То не делай!», «Не храпи!», «Посуду будешь мыть!» Командирша нашлась! За вкусную еду и ночлег, конечно, благодарствую. Но жить с вами я не смогу. Неизвестно, сколько годков мне осталось. Не хочу уменьшать свой земной срок.

– Больно нужно! Подарок выискался! Тоже мне, жених перспективный! – Варвара рубанула ножом огурец.

– Извините, я не привычный к скандалам. Особенно с дамами. Позвольте откланяться, Варвара Петровна. Честь имею. Прощайте, кухонная скандалистка!

– Давай, шуруй! – Варвара с ножом в руках вышла в коридор вслед за Романом. Одевшись и отворив дверь, он хотел оглянуться и окинуть несостоявшуюся невесту презрительным взглядом. Но не успел, так как вследствие мощного пинка вылетел за порог квартиры, как пробка из бутылки.

Глава III

Топая по мокрому асфальту в сторону своего дома, Квасов размышлял над тем, что с ним случилось. «Да пошла она к черту! Женитьба эта! Как жил, так и буду жить. Оно мне надо?! Прирежут еще на склоне лет!» – думал он.

Через пару недель Роману позвонил старый товарищ. Он был в курсе, что Квасов намерен жениться. Сообщил, что отыскал хороший вариант. Еще не старая, крепкая женщина. Всего 56 лет. Недавно на пенсию вышла. Одинокая, детей нет. Квасов уже хотел было отказаться. Но, когда услышал, что потенциальная невеста 20 лет проработала медсестрой в многопрофильной больнице, решил на нее поглядеть. Тем более живет она в 2-комнатной квартире.

– Так тебе же терять-то нечего! Не понравится – попрощаешься, развернешься и отправишься восвояси, – подбадривал товарищ.

«Спокойно. Все будет в порядке. Подумаешь?! Не понравится – действительно развернусь и сразу же уйду! Будет строить из себя королевну – тоже уйду! Надо еще посмотреть, что это за медсестра такая…. Небось, даже уколы ставить не умеет…» — настраивал себя на встречу Квасов, быстро шагая по проспекту в сторону трамвайной остановки.

Дом, в котором жила очередная претендентка на руку и сердце Квасова, был добротным. Сталинка из красного кирпича. Рядом магазины, остановки общественного транспорта, поликлиника, парк с тенистыми аллеями и прудом. Красота. Дверь отворила худая женщина, с лицом, которое вызвало у Романа неприятные ассоциации. Какие именно, он понять не мог.

– Добрый день, – сказал Квасов. – Это вы замужеством интересуетесь?

– Я, — тихо ответила женщина. – Проходите, раздевайтесь.

«Привычная фраза. Сразу видно, что медик» – мысленно отметил Роман Леонидович.

Женщина представилась Марией Ивановной. Глаза у нее были маленькими и невыразительными. А в линзах очков и вовсе терялись из вида. Лицо худощавое, безжизненное. Нос длинный, тонкий, как у графа Дракулы. А под носом еле угадывались тонкие бледные губы. Внешность невесты Роману не понравилась.

В квартире царила кристальная…. Нет, стерильная чистота. Все искрилось и блестело. Запах в прохладных комнатах был каким-то по-больничному тревожным, словно перед прохождением врачебной процедуры. Осмотрев квартиру, Роман остался доволен.

Мария Ивановна предложила ему присесть. И сама присела на стул, ровно держа спину. Свои худые руки она водрузила на такие худые колени. Минуту молчали.

«Две комнаты – хорошо. Каждый может храпеть отдельно. И балкон просторный. На нем можно консервацию хранить. А зимой, когда очень холодно для прогулок, одевшись теплее, выходить и дышать свежим воздухом. Запах лекарственный – это ничего. Зато, если заболеешь, не потребуется бегать по аптекам. Все необходимое наверняка есть. А внешность невесты…. Так у нас возраст уже не тот, чтобы перебирать…. Ну, что же она, как сыч, молчит. Хоть бы обедать пригласила, надо бы оценить ее кулинарные способности…» – размышлял Роман Леонидович.

Квасов уставился на темно-коричневую бородавку, которая виднелась на подбородке Марии. Он понимал, что невежливо вот так пристально смотреть на физический недостаток. Но ничего не мог с собой поделать.

– Пенсия у меня приличная, знаете об этом? – неожиданно для самого себя брякнул Роман Леонидович.

– Да, знаю, мне рассказывал ваш товарищ, – потупилась бывшая медсестра.

– Ну, раз такие дела, давайте может, чаек выпьем с какими-нибудь сладостями, а? – Квасов решил взять инициативу в свои руки.

Мария Ивановна, спохватившись, выбежала на кухню.

«Мдаа, нечего сказать…. Тишина, словно в морге находишься. Болтушка, однако, эта Мария Ивановна. А может, это и хорошо, не будет доставать своими бесконечными разговорами. И скандалить вряд ли станет…. И хамить наверняка не посмеет…. Никаких танковых войск! Но страшная, как моя жизнь. С такой гулять пойдешь, прохожие подумают, что Баба-Яга…. Зато медикаменты на любой вкус достанет. Если плохо, капельницу поставит и укол сделает, с ложечки покормит…. Опять же, окна выходят на Восток, солнечная сторона – тоже плюсы…» – просчитывал Роман.  

Мысли прервались возвращением Марии из кухни. В руках она несла зеркальный серебряный поднос, на котором стояли чайник, чашки, заварник и два блюдца. На одном блюдце лежали магазинные пряники с повидлом, на втором – 4 бутерброда с тонкими пластинками заветренного, скрученного по краям сыра.

«Так, ну, готовить она не умеет. Не то, что Варвара Петровна!» — с сожалением отметил Квасов. Тишину нарушал лишь хруст черствых пряников. Потенциальные жених и невеста пили чай. Разговор не клеился. Куски бутерброда застревали у Романа в горле.

– А давайте поговорим о чем-нибудь, Мария Ивановна, – предложил он.

— Я не болтливая. За много лет работы в больнице выработалась такая привычка. Знаете, за смену таких страстей навидаешься, так устанешь, что и говорить не хочется.

– Расскажите о своих мужьях, – Роман кивнул в сторону серванта. За стеклом стояли фотоснимки с запечатленными на них молодыми, улыбающимися мужчинами, обнимавшими Марию Ивановну.

– Не мужья это, – женщина деликатно откусила кусочек пряника. – Это мои пациенты. Тяжелые. Надежды почти не было, но я их выходила. Вот они, чтобы сохранить память, и сфотографировались со мной.

Роман Леонидович взгляну на Марию с уважением.    

– Ну, что скажите по поводу нашей совестной жизни, пожелания какие-то или предложения будут?

– Нет. Как скажите, так и будем жить.   

– Понимаете, мне нужна супруга говорящая, а не молчащая. Ну, вот что вы умеете делать? Готовите, как я успел заметить, не особо. Это, конечно, минус.

– Простите. Я больше по части уколов, капельниц и таблеток. Я хорошо горчичники ставлю. Хотите, вам поставлю?

– Сейчас?!

– Я в нашей больнице была самой умелой медсестрой! Ко мне все пациенты на уколы и прочие процедуры просились. Давайте хоть на грудь поставлю, а?

– Не надо! – Квасов схватил со стола салфетку, промокнул вспотевший лоб и сразу ощутил жжение. – Мария Ивановна, это что, горчичник?! Вы его вместо салфетки на стол положили! Вы склерозом страдаете?

– Простите, – Мария вскочила со стула и забегала по комнате.

– А если вы таблетки спутаете?! Дадите мне не те, что тогда?! Это же может плохо закончиться, понимаете?

Мария Ивановна достала из буфета пачку обычных салфеток и положила их перед Романом Леонидовичем. Тот возмущался еще минуты 3, но потом остыл.

– Лекарства редкие, если понадобится, достать сможете?

– Конечно! Сколько захотите! Я вас без помощи не оставлю. Вмиг на ноги подниму!

– Спасибо. Но я пока, слава Богу, на здоровье не жалуюсь.

– Ну, когда-нибудь заболеете ведь, – тихо, но уверенно сказала Мария.

– Вот еще! Придумали! Болеть-то мне зачем?! – возмутился Роман и невольно закашлялся.

– Ну-ка, горло покажите, – Мария Ивановна взяла со стола чайную ложку. – Скажите «Ааааа».

Роман Леонидович раскрыл рот и рявкнул «Ааааа».

– Ой, какое у вас горлышко прекрасное. Такое красивое! Ни у кого такого за все годы работы не видела. Миндалины великолепны, зев без налета, чистенький!

Квасов засмущался. Еще никто и никогда не отвешивал комплименты его горлу. Это было непривычно.

– Так что же с моим горлом? Все нормально?

– Да, все хорошо. Кашель небольшой. Я бы назначила горячий чай с малиной и пару раз горчичники. И кашель исчезнет.

– Но после горчичников на улицу нельзя. Как же я домой пойду?

– Да, нельзя, – потупила взгляд Мария.

«Тихая, скромная, но хитрая. Склоняет к горчичникам. Хочет оставить меня ночевать. Вот дамы пошли! Не получится, дорогуша, я тертый калач!» – мысленно негодовал Квасов.

Он прошел в коридор. Оделся, обулся.

– Ну, приятно было познакомиться и пообщаться. Спасибо за чай и  угощенья. До свидания, – Роман протянул Марии руку.

– Не за что…. Но…. А как мы с вами?..

– Не волнуйтесь. Ваш адрес и телефон у меня есть…. Я еще не принял решение, может, выберу вас…. Всего доброго, – Квасову на миг стало жаль бывшую медсестру, такую одинокую, страшненькую, всеми брошенную.

Глава IV

По дороге домой Роман Леонидович размышлял. Жить с такой страшненькой? Но есть и обратная сторона медали: чистота, уют, любые лекарства под рукой, собственная медсестра. Заболеешь – хороший уход. А не будешь болеть – все равно уход, но профилактический. Тоже польза. Варвара Петровна – та, если что, бросит подыхать во вражеском тылу…. А эта сердобольная медсестра вытянет на себе. Прием вытянет не только из окружения, но и с того света. Однако кулинарных талантов ей явно не хватает. Эх, вишневый пирог — вкуснотища! Тьфу ты, так на ночь наедаться! А сейчас у меня дома ничего, кроме мерзлых вареников, и нет…. Ну, как тут выбрать?

Придя домой, Квасов сел за стол, взял карандаш и блокнот. Выписал все плюсы и минусы каждой из двух невест. Вдруг зазвонил телефон.

– Алло.

– Добрый вечер? Это вы ищете невесту, но храпите во сне?

– Ну, я. А с кем, собственно?..

– Запишите адрес: проезд Полевой, 34, квартира №76. Любовь Сергеевна. Трехкомнатная квартира в хорошем районе. Дачный участок с домиком в пригороде. Развелась недавно. Так что, если хотите успеть, поторопитесь. Желающих много. Завтра у Любови Сергеевны юбилей – 55 лет. Обязательно приходите. И букет цветов прихватите. Если спросит, кто вы, говорите, что от Ивана Семеновича.

Квасов хотел спросить, с кем он имеет честь беседовать, но в трубке послышались гудки.

«Так…. Третий вариант наклевывается…. Надо бы глянуть, вдруг хорошая женщина. Опять же, дача своя и квартира трехкомнатная почти в центре. Посмотрим, посмотрим…. А не устроит что-то – уйду» – планировал Роман Леонидович.

Выбирая на рынке цветы, Квасов хотел купить розы. Больно хороши. Но потом передумал. К чему такие траты? Вдруг вхолостую? Для начала подойдут и гвоздики – решил он. И цена приятная, и цвет хороший – красный.

Именинница оказалось очень привлекательной женщиной, выглядящей значительно моложе своего возраста.

– Вам кого, батенька?

Квасов решил, что ошибся дверью. Вряд ли такой симпатичной и молодой особе требуется помощь в поиске мужа.

– Простите, я наверняка перепутал квартиры. Мне нужна Любовь Сергеевна, – заикаясь, ответил Роман.

– А это я! Вас Иван Семенович прислал?

– Да. Квасов Роман Леонидович. Вдовец с хорошей пенсией, – отрекомендовался жених.

– Ой, какой прелестный букетик! Гвоздики! – Любовь Сергеевна прижала цветы к роскошной груди. – И цвет мой любимый – цвет страсти! Заходите!

Женщина завела Романа Леонидовича в прихожую и как бы невзначай коснулась его плеча своим внушительным бюстом.

«Грудь слишком большая. Это минус» – отметил Квасов. Он снял пальто  ковбойскую шляпу, разулся и прошел в комнату, где был накрыт праздничный стол. Обстановка его поразила. Не то что у Варвары Петровны. Здесь все дышит роскошью. Настоящим богатством! И пахнет гораздо приятнее, чем в стерильной квартире Марии Ивановны. Квасов нутром чуял: тут водятся большие деньги. Конечно, даже примерной стоимости картин, висевших на стенах, он назвать не смог бы. Но при этом понимал, что все они очень дорогие.

На столе в изобилии находились разные заморские блюда. Чувствовалось, что у Любови Сергеевны большие связи и большие возможности. Но то, что готовить она не особо любит, а может, и вовсе не умеет, Квасов тоже почувствовал. Поэтому сначала мысленно отнес это к преимуществу, а потом, подумав, поставил минус. В итоге плюс и минус, уничтожив друг друга, превратились в ноль.

Из гостей за столом находились 5 пожилых мужчин. Все они много ели и практически не разговаривали, посматривая друг на друга с подозрением. «Мои соперники…. Одно старье! Разберусь!» – сделал вывод Квасов и тоже накинулся на вкусную еду. «Женюсь или нет – неизвестно, а подкрепиться не помешает» – продолжал размышлять Роман.

Набив желудок, потенциальные женихи стали «распускать хвосты» друг перед другом, пытаясь перспективно выглядеть в глазах невесты. Кто-то читал стихи, кто-то пытался играть на гитаре и петь романсы. Некоторые спорили о политике. Один из стариков, как выяснилось, в прошлом циркач, даже на руках перед невестой ходил. Вскоре Любови Сергеевне, видимо, надоело наблюдать за показательными выступлениями. И она, врубив музыкальный центр, потянула Квасова танцевать.

Роман уже подзабыл все танцевальные движения. Он неуклюже переставлял ноги, стараясь не наступить на туфли Любови Сергеевны. Но в один момент, поймав, наконец, ритм мелодии, стал дергаться вполне прилично. Закончив свой танец эффектным выпадом на одно колено, Квасов, тяжело отдуваясь, бухнулся на диван. Рядом с ним уселась Любовь Сергеевна.

Взгляды соперников приятно щекотали самолюбие Романа Леонидовича. Выпив еще пару бокалов вина, Квасов разошелся. Продемонстрировал парочку фокусов, которые помнил с юности, продекламировал Блока и провозгласил красивый восточный тост со смыслом. Любовь Сергеевна, хлопая в ладоши, пребывала в восторге. И тогда Квасов понял, что его шансы повышаются.

К 9 часам вечера гости стали расходиться. В коридоре Любовь Сергеевна, склонившись к уху Квасова, шепнула, чтобы тот задержался.

Глава V

– Наконец-то, мы одни, – произнесла невеста и погасила большой светильник. Комната погрузилась в мягкий голубоватый полумрак.

– Я слышала, что вы еще тот Казанова!

– Ложь! – испугавшись, ответил Квасов.

– Нет, не ложь! Я же вижу! Для вас очаровать красивую даму – сущий пустяк, — напирала юбилярша.

– Наглая клевета! – сказал, как отрезал Квасов. Томный голос и вальяжное поведение невесты напрягали.

– Не стоит скромничать! Вы к сердцу каждой дамы сумеете подобрать ключик. Вот и мне мои любимые цветы подарили. И цвет угадали!

– Это случайно вышло, – не сдавался Роман Леонидович.

– А у меня есть коротенький халат такого же цвета, как гвоздики. Хотите, надену?

– Нет! Еще застудитесь!

– Никогда! У меня знаете, какая кровь кипучая и бурлящая?! 

Любовь Сергеевна вскочила с дивана и, оставив дверь в комнату приоткрытой, скрылась в спальне. Квасов еще раз осмотрелся. Квартира огромная. В ней хотелось жить. Потолки высоченные, воздуха много, мебель добротная…. С копейки на копейку хозяйка точно не перебивается.

Через 3 минуты из спальни выпорхнула Любовь Сергеевна. Присела на диван, небрежно забросив ногу на ногу. И без того ничего не прикрывающий халатик, распахнувшись, бесстыдно обнажил ее стройные ноги.

– Рома, ты веришь в настоящую любовь?

– Что вы имеете в виду? – осторожно поинтересовался Квасов.

– Ну, вот, например, я сразу почувствовала, что вы – мой человек. А вы что почувствовали, увидев меня?

– Трудно сказать. Надо подумать. Позвольте прояснить некоторые нюансы, чтобы потом, если мы решим пожениться, у нас не возникло никаких разногласий. Не волнуйтесь, это чистая формальность, – Роман достал из нагрудного кармана блокнот.

– Употребляете алкоголь? Курите?  

– Курение – не мое. А вот вино под настроение могу выпить.

Роман Леонидович что-то отметил в записной книжке.

– Диетические блюда готовить умеете?

– Да, но  я все заказываю из дорогих ресторанов. Так что, за качественную и вкусную пищу переживать не стоит.

– Ясно, – Квасов опять что-то черкнул в блокноте. – Мне квартирка ваша нравится, район хороший. Воду горячую часто отключают?

– Никогда не отключают!

– Так, ставим плюсик. Ну, насчет личных сбережений вопрос, наверное, лишний? Имеете накопления?  

– Вы же сами видите, – обиженно ответила дама.

– Шутка! И я на черный день накопил немного…. Если мы сложимся….

– То получится прекрасный черный денек! – захохотала Любовь Сергеевна. Полы ее халата еще больше разъехались в стороны. И взору Квасова открылись все женские прелести.

Роман попытался отвести взгляд. Но не получалось. Вроде и смотреть неудобно, но глаз не оторвать. Наконец, ему удалось взглянуть в сторону.

– Ну, что еще о себе сказать…. Ах, да, совсем забыл, я же храплю.

– Знаю, рассказали. Ну, и храпите себе на здоровье! Я сама этим грешу. Будем вместе храпеть.

– Вы тоже похрапываете? – обрадовано спросил Роман.

– Не сильно, но бывает, – юбилярша кокетливо передернула плечиками. – Тем более у меня два бывших мужа тоже храпели. Я, можно сказать, даже скучаю по живому мужскому храпу.

– Отлично! – Роман снова что-то пометил в блокноте. – Я сразу почувствовал, что между нами есть что-то общее.

– Где будем свадьбу праздновать?

– Не торопитесь, давайте сначала поближе узнаем друг друга. А уж потом решим.

– Ох! Поближе! У меня ощущение, что знаю тебя 100 лет! – женщина резко вскочила и, присев на колени Квасова, обвила своей рукой его шею.

– Хотелось бы наши привычки сравнить. Может, мы не подходим друг другу. Ну, хватит, перестаньте…. Уберите, пожалуйста, руку…. Так, предлагаю на чистоту. Вот, к примеру, вы с каким количеством сахара пьете чай? – Квасов пытался отвлечь внимание напористой именинницы.

– С двумя, милый, с двумя ложечками, — положив голову на плечо Романа, с придыханием сказала Люба.

– А я с одной ложкой! – Роман с трудом высвободился из объятий женщины. – Только представьте, я буду класть одну ложку сахара, а вы – две! Начнутся скандалы! Так и до развода дойдет!  

– Тогда я одну буду класть. Или вообще могу без сахара чай пить, — проворные пальчики Любови Сергеевны заползли под ворот рубашки Квасова. Он хотел что-то спросить насчет балкона, но вдруг почувствовал прикосновение губ женщины к своей шее. Из его рук выпал блокнот. Люба прижалась к нему так сильно, что ему стало страшно.

– На первый раз хватит…. Давайте позволим окрепнуть нашей любви, я пошел! – задыхаясь, выпалил Квасов.

– Как? Куда? Останься, Рома. Не пущу! – Люба, вскочив, преградила ему путь в прихожую.

Квасов попытался прошмыгнуть, но не вышло.

– Странная вы какая-то, Люба. Другие невесты так себя не вели! Уйдите же, наконец, с дороги.

– Один поцелуй, тогда пропущу! – пошла на шантаж невеста.

– Ага, знаем! Где один, там будет и два! Поцелуи на первом свидании?! Как можно?!

Любовь Сергеевна попыталась поцеловать Романа насильно. Но тот, ловко увернулся. 

– Хорошо, если обещаете выпустить, поцелую, – начал хитрить Квасов.

– Клянусь! – набрав в грудь воздуха, Люба жадно впилась в губы Романа. Глаза Квасова чуть не вылезли из орбит. Он начал легонько похлопывать увлекшуюся даму по спине. Это не помогло. Затем он специально наступил ей на ногу. Это тоже не сработало. Тогда Квасов сцепил свои руки на шее Любы и слегка придушил ее. Наконец, юбилярша отлепилась от губ и отошла в сторону.

– Ох, какие у вас сладкие губы! – с придыханием сказала Люба.

– Воды! воды скорее! – шептал Квасов, привалившись к шкафу.

Люба сбегала в комнату и принесла бокалы с вином. Сделав пару глотков, Роман пришел в себя.

– Скажи, милый, каковы мои шансы? – услышал Квасов, когда отпирал замки входной двери.

–Трудно сказать, – он явно нервничал, не справляясь со сложными антикварными замками. – И замки у вас заедают. Надо подумать. Пожениться – это вам не развестись! Это ответственность!

Любовь Сергеевна помогла отпереть дверь.

– До свидания.

Глава VI

Роман Леонидович медленно брел по переулку, вдыхая вечерний воздух. «Подумать только, вроде приличная на вид дама, а вцепилась, как клещ! Ненормальная! С поцелуями своими лезет! Женишься, еще заставит заниматься любовью. Нет уж, дудки! Не на того напала! Я давно не мальчишка, пару поцелуев – уже инфаркт может хватить» – негодовал он.

Чем больше он удалялся от дома Любови Сергеевны, тем спокойнее, размереннее стучало его сердце. «Но она, конечно, шик и блеск! С такой женщиной в театр прийти, в гостях показаться или на прогулке под ручку пройтись – ахнут все!» – думал Роман.

«Может, я просто не привык к такому, и поэтому меня так затрусило? Может, со временем привыкну?.. Но готовить она не особо любит. Продукты все из ресторана. А без домашней пищи долго не проживешь…. С моим-то кишечником….».

На улице зажглись огни. Погода была хорошей, и Квасов решил пройтись пару остановок пешком.

А если что случится – медицинской помощи от нее вряд ли дождешься…. Вот Мария Ивановна, та бы оказала первую помощь. И без всяких поцелуев! С таким уходом жить да жить. Но тогда придется одними пряниками и бутербродами питаться – нехорошо. Доведет до язвы, а потом залечит: на завтрак 2 капельницы, на обед – 5 уколов. Прекрасное меню, ничего не скажешь!.. Варвара Петровна, конечно, мировая женщина…. Ах, где ее вишневый пирог, душистые отбивные и картошечка с луком?..»

Сравнивая трех таких разных невест, Роман в конец измучился. Проехав на автобусе несколько остановок и придя домой, он присел в свое старое продавленное кресло. Прикрыл глаза и вдруг почувствовал, что зверски устал. Мысленно он проклинал свою затею с поиском невест. В таком состоянии Роман Леонидович просидел около 2 часов. И все это время бурчал себе под нос: «С женитьбой торопиться не буду…. Жил себе сам и ничего. Не умер. Будет плохо, смогу и сам вызвать врача…. Вареники сварил и сыт. Есть радио, телевизор, газеты…. Опять же, полнейшая свобода: чем хочу, тем и занимаюсь. Не нужно с кем-то целоваться… Лег и спи себе, похрапывая!»        

Рейтинг
( Пока оценок нет )
admin/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: