После аварии талантливый пианист лишился пальцев рук и пришёл в отчаяние. НО НЕ СДАЛСЯ!!!

Глава I

Егор посмотрел на свои забинтованные ладони и заплакал. Жизнь кончена! Она оборвалась в случившейся 2 дня назад автомобильной аварии. Почему оторвало пальцы именно на руках? Почему?! Как теперь ему, талантливейшему пианисту, жить? Как играть?! Лишиться пальцев рук для музыканта – приговор. Это равнозначно смерти. Лучше бы он просто умер в этой аварии. Отвернувшись к стене, Егор снова зарыдал.

В палату вошел Дмитрий Иванович – лечащий врач. Егор сделал вид, что спит. Но тот подошел к его койке вплотную.

– Ну, как ваши делишки? – нарочито бодрым тоном поинтересовался Дмитрий Иванович.

– Все в порядке.

– В порядке? А почему тогда грустим?

Егор закрыл глаза, пытаясь сдержать выступившие слезы.

– Не зная, как продолжить беседу, врач присел на край кровати Егора и тихонько похлопал его по плечу.

– Не печальтесь, молодой человек. Поймите, вы настоящий везунчик. Вы не в рубашке, а в кольчуге родились! В такой страшной катастрофе вам удалось выжить и потерять всего 7 пальцев на руках. Вам радоваться надо, а вы горюете. Впереди вас ждет прекрасная, счастливая жизнь. Вот кем вы работаете?

– Пианистом!!! Я подающий большие надежды талант! Игра на фортепьяно – мое будущее. Моя жизнь! Теперь ничего не будет. Ведь играть больше я не смогу! – Егор разрыдался.

Дмитрий Иванович смотрел на парня растерянным взглядом.

– Ну, на свете много хороших профессий, не менее интересных и полезных, чем пианист. Вы обязательно найдете себя. Например, певец. Чтобы петь, пальцы вам не потребуются, – попытался успокоить пациента врач.

– Певец? Издеваетесь?! У меня совершенно нет голоса. Да и не нравится мне это, – возмутился Егор.

– Просто я подумал, если вы хороший музыкант, значит, у вас абсолютный слух. Поэтому вы можете попробовать себя в вокале, — словно оправдываясь, говорил Дмитрий Иванович.

– Прошу вас, не надо говорить чепуху, пожалуйста. Да, слух у меня абсолютный. Но голосом природа, увы, не наделила. Не стоит меня утешать. Это бесполезно. Я уверен, что теперь моя жизнь уже не будет счастливой, – обреченно глядя в потолок, произнес Егор.

– Не преувеличивайте. Вот подлечитесь, успокоитесь и сами поймете, что все не так страшно. У вас родственники имеются? А то я заметил, к вам никто не приходит.

– Бабушка в позапрошлом году умерла…. Родители 4 года назад погибли…. Один я остался…

– Соболезную. Печально, конечно. Но ничего смертельного в этом нет. Вы молоды. Все у вас еще впереди. А сейчас медсестра даст вам успокоительное лекарство, чтобы вы хорошенько выспались и преисполнились оптимизмом. А я пойду…. Отдыхайте…. И обязательно поправляйтесь!

Дмитрий Иванович вышел из палаты, плотно прикрыв за собой дверь. Егор снова повернулся на бок и невидящим взором уставился в стену. Внезапно в его сознании всплыл вопрос доктора «Есть ли у вас родственники?» Как же он мог забыть собственное детство, родителей, бабушку? Как? Пианист усилием воли подавил набегающие слезы и вспомнил все.

Глава II

Егор и Денис – близнецы. Сразу после родов мать отказалась от них, и мальчишки попали в дом малютки. Все воспитатели и няньки путали братьев. Но одна бездетная супружеская пара не спутала. Супруги были влиятельными людьми. Поэтому им не отказали в усыновлении одного из братьев. Вообще близнецов разлучать не принято. Но тут сделали исключение. Новоявленная мать не желала брать обоих детей. Таким образом, судьба двух близнецов была предрешена. Егор стал приемным сыном, Денис – остался жить в доме малютки.

Много лет Егор верил, что родители ему родные. И даже помыслить не мог, что у него имеется брат-близнец. Но в позапрошлом году, незадолго до своей смерти, бабушка раскрыла тайну. Не хотела уходить на тот свет с тяжелым сердцем. Также бабушка рассказала, что Егор сразу запал в душу бездетной Полине. При этом она категорически не желала брать другого ребенка. Но и на усыновление второго брата-близнеца она тоже не соглашалась. Полина страдала, чувствовала вину, что ей пришлось разлучить братишек. Но потом жизнь потекла своим чередом, и вскоре об оставленном Денисе она забыла.       

Приемные родители души не чаяли в Егоре. Он тоже безмерно их любил. Но произошла трагедия, и родители погибли. Егор стал замкнутым. Спасало лишь занятие музыкой. При жизни мама мечтала, чтобы он стал знаменитым пианистом. И он выкладывался на 100%. Бабушка искренне радовалась его успехам. Но потом и она умерла.

«Выходит, теперь у меня на всем белом свете остался лишь брат-близнец, разлука с которым произошла почти в грудном возрасте» – размышлял Егор. Он дал себе слово, что найдет его. Много раз мысленно задавал себе вопросы, чем брат занимается, где живет, какие у него интересы… «Наверняка он тоже обладает музыкальными талантами, ведь близнецы похожи не только внешне, но и привычками, а также способностями и талантами» – думал он. Постепенно из этих размышлений у Егора рождался план. Он не желал отказываться от мечты, к которой шел долгие годы.

Глава III

Выписавшись из больницы, Егор сразу отправился в детский дом, куда Дениса после дома малютки перевели на постоянное место жительства. Адрес детского дома тоже дала бабушка.

– Теперь я уйду со спокойной душой…. Найдешь его, скажешь, что твоей вины нет…. Да он и сам наверняка тебя не будет винить.… Может, его судьба тоже неплохо устроена, – тихо шептала умирающая бабашка.

Егор планировал отправиться в детский дом сразу же после кончины бабушки. Но все медлил с поездкой. Что-то его останавливало. Может, он страшился жизненных перемен. Потом все закрутилось: репетиции, выступления…. Каждый день обещал себе, что завтра поедет на вокзал и купит билет. Но шли дни, а обещание так и оставалось обещанием. А потом он попал в страшное ДТП…

Приехав в город, где расположен детский дом, Егор отправился по адресу. В его душе жила надежда, что кто-то из сотрудников детского дома вспомнит Дениса. В крайнем случае, можно добиться официальной выдачи документов, касающихся брата. Перед поездкой он проконсультировался со знакомым юристом. Тот сказал, что тайна усыновления уже не является тайной, поскольку родители погибли. Поэтому он имеет полное право потребовать нужные документы.

Директор детского дома встретила Егора улыбкой. Узнав, зачем он пожаловал, женщина задумалась, а потом сказала:

– Разумеется, я помню Дениса Короткова. Один из близнецов. К нам его привезли уже без брата. Хороший мальчик.

– Мои приемные родители погибли. А бабушка перед смертью рассказала о брате-близнеце. Я пообещал найти его. Ведь это мой единственный родственник. Помогите, пожалуйста, – взмолился Егор.

– Какая трагедия…. Сочувствую…. Конечно, я тебе помогу. Подожди, сейчас схожу в архив и подниму документы.

Изучив документы, директор рассказала Егору о судьбе Дениса.

– К сожалению, твоего брата так никто и не усыновил. Он рос и воспитывался здесь. О вас он, конечно, ничего не знает. Мы не имели права рассказывать, чтобы не вызвать зависть других воспитанников или не нанести мальчику психологическую травму.

– Да, я понимаю, – произнес Егор.

– Денис был мальчишкой хватким, шустрым…. Когда он достиг совершеннолетия, сразу пошел штурмовать администрацию города. Добился, чтобы ему без проволочек выделили небольшую квартирку. Первые пару лет он часто навещал нас. Но потом стал приходить реже. Уже полгода не появляется. В документах есть его адрес. Вот, запишите.

– Интересно, чем он занимается? – задумчиво спросил Егор.

– У него музыкальный талант. На многих инструментах себя пробовал. Помню, на саксофоне долго играл. Но больше всего был привязан к фортепьяно. После детского дома вроде играл в кафе, ресторанах и разных клубах. Деньги имел неплохие. Еще его на площади часто видели. У перехода.

– А там он что делал? – удивился Егор.

– Тоже играл. Я так понимаю, Денис не упускал ни единой возможности заработать. Он рассказывал, что мечтает накопить денег и уехать жить в столицу. Может, его мечта уже сбылась. Хотя… Он бы мне, наверное, сообщил о своем переезде…

–Ладно, пойду я. Спасибо вам, до свидания, – попрощался Егор с доброжелательным директором.

– Всего хорошего. Вы поищите брата около площади. Может, встретите.

Глава IV     

Приехав на площадь, Егор огляделся. Но никаких музыкантов не заметил. Пасмурное небо еще больше нахмурилось, и по асфальту забарабанил дождь. Чтобы не намокнуть, Егор спустился в подземный переход. Дениса он заметил сразу. Тот стоял у стены и выдувал из саксофона завораживающую по своей красоте мелодию.

Егору никогда не нравился саксофон. Его звуки казались ему грубоватыми, визгливыми и слишком резкими. Но сейчас он должен был признать, что в исполнении Дениса мелодия звучала более мягко. Брат играл безупречно. Он определенно обладал большим музыкальным талантом.

Постояв еще немного, Егор решился подойти к брату.

– Привет, Денис, – выпалил он и жадно впился взглядом в лицо музыканта.

Тот убрал в сторону саксофон и удивленно на него уставился.

– Откуда ты меня знаешь?

– Я твой родной брат, – ответил Егор. – Близнец.

– Так…. Ну-ка, повернись к свету… Точно! Вылитый я! Дела! Я всегда чувствовал, что у меня есть брат! А где ты был все годы и как нашел меня? – с каким-то неуместным весельем тараторил Денис.

– Ты не представляешь, как я хотел увидеть тебя, — признался Егор.

– Слушай, тут разговаривать не очень удобно. Предлагаю пойти ко мне. Тут недалеко. Там все и расскажешь.

Дома Денис быстро накрыл стол. Достал из буфета бутылку водки и принес из кухни нехитрую закуску: бутерброды с колбасой, помидоры и сыр. Братья выпили по первой рюмке. Егор осматривался по сторонам. Квартирка была совсем маленькой. Вокруг царила спартанская обстановка. Денис перехватил взгляд брата и печально улыбнулся.

– Да, конечно, не хоромы.

Егор смутился.

– Нет, ты не подумай…. Я просто хотел рассмотреть твою квартиру. В целом, неплохо…. Расскажи о своей жизни.

– Рассказывать-то особо нечего. После детдома получил эту халупу. Зарабатываю музыкой, как ты уже успел догадаться. Собираю деньги, чтобы перебраться из этого захолустья в столицу. Как там устроюсь, продам эту квартиру. Саксофон и гитару самостоятельно освоил. Пока был в детдоме, окончил музыкальное училище. Специализация – игра на фортепиано. Теперь твоя очередь рассказывать о себе, – Денис вопросительно взглянул на Егора.

– Я попал в очень обеспеченную семью. Отец каким-то образом добился, чтобы взять меня одного. Ведь близнецов обычно не разлучают. До позапрошлого года думал, что родители родные.

– И как же ты узнал правду? Они сами раскололись? – съязвил Денис.

– Не надо так… Они хорошие люди. Погибли, – в глазах Егора блеснули слезы.

– Ладно, извини, продолжай, – Денис похлопал брата по плечу.

– После смерти родителей я остался с бабушкой, которая перед своей кончиной мне рассказала о тебе. Все.

– А где живешь?

– В Москве. Четырехкомнатная квартира. Наследство. Хочешь, перебирайся жить ко мне, – предложил Егор.

– Ничего себе! Ты серьезно?!

– Конечно.

– И ты приехал из самой столицы только ради того, чтобы мне предложить переезд?   

– Не совсем. Познакомиться с тобой хотел…. И еще кое-что, – замялся Егор.

– Ну-ка, выкладывай, что ты с меня потребуешь за такое царское предложение?! – как бы в шутку спросил Денис.

Настроившись на откровенность, Егор выпил еще одну рюмку водки и выпалил:

– Никаких требований у меня к тебе не будет. Ты просто поселишься у меня и все. Я буду этому рад, честно! А вот просьба у меня к тебе есть.

– Не томи!

– Я попал в ДТП. Теперь у меня нет 7 пальцев на руках. Я калека. Вот, посмотри, – Егор выставил вперед свои перебинтованные ладони.

Денис уставился на руки брата.

– Я сожалею…. Но не умею творить чудес и вряд ли смогу тебе чем-то помочь… 

– Ошибаешься. Очень даже сможешь.

Денис не понимал, куда клонит Егор.

– Понимаешь, я пианист. Причем очень перспективный. Целый лауреат! Много выступал, в том числе за границей, — запальчиво рассказывал Егор. – Музыка – моя жизнь. Если бы не авария, меня ждало бы счастливое будущее. Блестящая музыкальная карьера обеспечена. Было бы все: и слава, и деньги, и признание…

Не в силах справиться с эмоциями, Егор вскочил и начал ходить по комнате.

– А теперь все пошло прахом. Играть я больше не смогу. Меня посещали мысли о самоубийстве. Но я вспомнил о тебе…. Мы с тобой очень похожи. Ты талантлив, как и я…. В этом я убедился, услышав твою игру в переходе. Нас никто не отличит, понимаешь! У нас должно получиться!

– Погоди, кажется, я догадываюсь…

Егор перебил брата:

– Через полгода намечается очень престижный конкурс. Международный. Я обязательно должен стать участником. Я один из самых перспективных конкурсантов. Мне пророчат победу. Я и сам знаю, что у меня огромные шансы победить. А победа станет пропуском в светлое будущее! Перспективы отроются такие, что дух захватывает! Что нам стоит?.. Сам подумай…

– Я-то что могу? Я же не лауреат! И играть так, как ты, наверняка не умею, – удивился Денис.

– За полгода я тебя так подготовлю, то ты заиграешь лучше меня! Мои первоклассные педагоги вряд ли заметят, что я – не я. А если заметят, что играть стал хуже, можно что-то придумать, например, плохое самочувствие.

Денис с открытым ртом слушал брата.

– Опытные преподаватели сделают из тебя звезду! Мировую! И никто не узнает, что ты – не я!

– А как быть с твоей аварией и потерей пальцев? Об этом же узнают! – засомневался Денис.

– Нет! Я договорился с врачом. Да и кто знает о ДТП? Никто. Я не публичная личность, чтобы обо мне в СМИ писали. Меня никто не узнает на улицах. Пока я известен лишь в узких кругах. Так что, с этой стороны все шито-крыто.

– Вот это ты придумал! Но мне определенно нравится твоя идея, брат! Жить не могу без авантюр и приключений. Без них жизнь скучна, – с энтузиазмом сказал Денис.

– Ну, давай сюда свой обрубок.

Егор протянул Денису правую руку, и братья скрепили договоренность крепким рукопожатием.

Глава V

Передвигался по столичным улицам Денис исключительно в кепке, туго обманном вокруг шеи шарфе и солнцезащитных очках, закрывающих пол-лица. Чтобы никто не заметил поразительного сходства с братом. Квартира встретила парней затхлым запахом. Егор бросился открывать все окна, а Денис, раздевшись, прошел в гостиную.

– Хорошо живешь, брат, — усмехнулся он. – Мне до такой роскоши далеко! Ты смотри, антиквариат кругом!

– Теперь это все наше общее. Пользуйся на здоровье, — ответил Егор. – Ладно, давай к делу. Завтра сходишь в консерваторию. Я объясню, где это.

– И что дальше?

– Найдешь моего преподавателя Альберта Соломоновича. Скажешь, что был простужен, но все уже хорошо. Я ему звонил, говорил, что мне нездоровится. Разумеется, ни о каком ДТП не рассказывал. Вы начнете заниматься. Он из тебя гения вылепит, понял?

– Так уж и гения!

– Да. Пойми, мне нужна победа в этом конкурсе.

– Ладно, вопросов нет.

– Вот и договорились. Спасибо тебе. Предлагаю перекусить и спать. Я тебе в спальне постелю.

– Хорошо.

Глава VI

Как братья и договаривались, утром следующего дня Денис прибыл в консерваторию. Отыскал Альберта Соломоновича.

– Егор, здравствуй! Как твое здоровье, самочувствие нормальное? Репетировать можешь? – преподаватель обеспокоенно смотрел на своего одаренного ученика.

– Спасибо за заботу, Альбер Моисеевич. Все в порядке. Кашель прошел, температуры уже нет. Так что, готов приступить к занятиям. Надо готовиться к конкурсу. Времени осталось не так уж много, – уверенно заявил Денис.     

– Ну, хорошо, идем в аудиторию.

Сев за рояль, Денис снял крышку и заиграл свое любимое драматическое произведение Вагнера.

Преподаватель сосредоточенно слушал, и вид у него был зачарованным. Когда музыка прекратилась, он не удержался и восхищенно зааплодировал.

– Браво, Егор! Ваша техника немного изменилась…. Так гораздо лучше. Неужели это на вас простуда так повлияла?! Я, признаться, заслушался. Техника, правда, какая-то неправильная, но это мы легко поправим. Сказать нечего, браво!  

– Спасибо, мне очень приятно, — смущаясь, сказал Денис.

– Знаете, давайте встретимся завтра? А сегодня репетицию отменим. Под вашу изменившуюся технику вам нужен совершенно иной репертуар. До завтра я как раз попробую подобрать более подходящие произведения.

– Как скажите.

Дома Дениса с нетерпением ждал Егор. Он выслушал брата и остался доволен его первым общением с преподавателем. Егор ликовал. Он обнял брата, даже немного прослезился.

– Ладно, брат, все в порядке. Вот увидишь, я обязательно стану победителем! Ради тебя!

– Спасибо за понимание и помощь.

У братьев началась насыщенная, но полулегальная жизнь. Они больше не выходили из квартиры вдвоем. Собственно, Егор большую часть времени находился дома и ждал возвращения Дениса. Он был рад его успехам, постоянно находясь в приподнятом настроении. Параллельно с ожиданием брата Егор начал осваивать саксофон. У него неплохо получалось. Мелодии, которые он играл на этом инструменте, больше не казались ему резкими, непривлекательными.

– Скоро состоится концерт в филармонии. Своеобразная разминка перед конкурсом. Я буду выступать, – сообщил брату Денис.

– Отлично, наберешься опыта. Вот бы мне побывать на этом концерте и услышать, как ты играешь, – мечтательно произнес Егор.

– Я легко достану тебе билет. Я же еще не так знаменит. И билеты есть в свободном доступе. Только ты о маскировке не забудь.

– Конечно.

Глава VII

В филармонию Егор пришел в больших затемненных очках. Его шея была замотана шарфом. На голову он надел берет с широкими полями. В таком виде его ни за что не узнают. Денис вышел на сцену, поблагодарил зрителей за теплую встречу, сел за фортепиано и заиграл. Егор замер. «Вот это да, потрясающе, не слов! Вот для чего Господь оставил меня без пальцев. Чтобы я разыскал брата и притянул его сюда!» – думал он.

Настолько виртуозно Егор не играл даже в свои самые лучшие периоды музыкальной карьеры. Но ему все-таки пророчили блестящее будущее. «Это они еще Дениса не слышали. Теперь услышат! Победа у нас в кармане! По сравнению с братом, я мальчишка, жалкий пианист-неумеха, которому место в дешевых кабаках…. А считал себя великим музыкантом. Какая самонадеянность! Денис – вот кто великий пианист!» — размышлял Егор.

Слушая выступление брата, Егор чуть не разрыдался. Он был уверен в победе брата на конкурсе. Он не играет – живет музыкой, без остатка растворяясь в ней!

– Ну, как тебе моя игра? Мне важно услышать твою оценку, – спросил уже дома Денис.

– Ты действительно гениален, неподражаем, великолепен. Уверен, что конкурс ты выиграешь, – ответил Егор, с восхищением глядя на брата.

– Ты, наверное, жалеешь, что притащил меня в столицу и устроил это все? Признайся, тебе ведь обидно, что я играю, а не ты? Завидуешь мне? – Денис внимательно смотрел на Егора.

– Нет, конечно! Наоборот, горжусь тобой!

– Ладно, верю. Ты хороший братик. И имя свое мне подарил, и пропуск в большой мир искусства, – сказал Денис.

– Я рад, что все получилось именно так. Нельзя такому бриллианту, как ты, пребывать в неизвестности. Может, через годы мы раскроем миру тайну. Хотелось бы увидеть и свою фамилию в прессе. Но не сейчас, – строил планы Егор.

– Еще раз тебе спасибо. Я буду стараться. Ты заслуживаешь славы.

Конкурс должен был проходить в Милане. Егор почему-то любил Италию. Хотя никогда в ней не бывал. Он мечтал, как на старости лет, когда будет уже богатым и знаменитым на весь мир пианистом, купит на каком-нибудь итальянском курорте виллу. И обоснуется там с семьей.

Перед поездкой на конкурс оба брата волновались, но пытались это скрыть под маской напускного веселья. Егор специально не говорил брату, что тоже отправится в Милан и будет лично присутствовать на конкурсе. Не хотел лишний раз волновать его. Он тайком купил билеты: на самолет и на концерт. После отъезда Дениса Егор вызвал такси и отправился в аэропорт.

Глава VIII

Выступление Дениса было блестящим. Ему долго аплодировали. Он кланялся и улыбался. Конечно, он стал победителем конкурса. Иначе и быть не могло. Ведь он оказался действительно одаренным пианистом. Купив газету, Егор прочитал заголовок первой полосы: «Безоговорочная победа в нашумевшем престижном конкурсе досталась пианисту из России Денису Короткову». Вот и добился цели. То, о чем мечтал Егор, сбылось. Только с одной поправкой: конкурс выигран не им, а его гениальным братом-близнецом. Егор с грустью улыбнулся, смял газету и выкинул в урну.

По прилету домой Егор от всей души поздравил Дениса.

– Ты большой молодец! Мои поздравления!

Денис светился от счастья.

– Представляешь, я подписал 2 контакта. Премию хорошую получил. У меня скоро гастроли по европейским городам. Круто же? – ликовал Денис.

– Конечно, круто!

– Давай отметим успех. Я на вечер столик в ресторане забронировал. Приглашаю! – сказал Денис.

– Ну, что ж, отпразднуем, – согласился Егор.

Домой братья вернулись поздно. Денис перебрал с алкоголем. Егор уложил его на диван и накрыл пледом. А сам пошел на кухню, приготовил себе чай и задумался над дальнейшей судьбой. Дело в том, что он никогда не размышлял о том, что будет после победы в конкурсе. Его мысли еще не шагали настолько далеко. И вот пришло время поразмыслить над этим. Что теперь, когда цель достигнута?

Утром Денис проснулся хмурым и раздраженным.

– Слушай, брат, – обратился он к Егору. – Меня ждет насыщенная жизнь. Гастроли, концерты, разъезды и все такое… Ты что, собираешься маскироваться постоянно? Надо что-то менять. Извини, но соседи могут принять нас за мужчин с неправильной ориентацией. А мне это не нравится.

– Какие будут предложения? Квартиру снимешь? – внезапно севшим голосом поинтересовался Егор.

– На мой взгляд, существует единственное верное решение. Зуб за зуб. То есть жизнь за жизнь, смекаешь, о чем я?

– Нет.

– Объясняю. Ты должен найти себе работу. Не будешь же ты всю жизнь побираться. Или хочешь сесть на мою шею? Пойми, нам не ужиться в одном городе. А вдруг кто-то пронюхает, что у тебя есть брат-близнец? Раз ты подарил мне свою жизнь, я дарю тебе свою.

– Ты о чем, Денис? – искренне не понимал Егор.

– Бери ключи от моей квартиры, мой паспорт, езжай в мой городишко и живи там. Я сведу тебя с человеком. Он поможет тебе на первых порах. Пристроит на какую-нибудь работу. Знаешь, это будет справедливо. Ведь тогда, в далеком детстве, не меня усыновили, а тебя. Много лет ты жил, припеваючи, а я мыкался. Теперь позволь и мне пожить по-человечески.

Егор сидел, опустив голову. Мысли у него путались. Брат вроде все правильно говорил. Но от этих слов ему становилось страшно и больно.

– Хорошо, давай свой паспорт и ключи от квартиры, – сказал Егор.

Глава IX

В переходе Егор играл не ежедневно, а пару-тройку раз в неделю. Еще там, в Москве, когда сидел дома, дожидаясь брата с репетиций, он неплохо освоил саксофон. Даже с тем учетом, что у него теперь всего 3 пальца на обеих руках, Егор играл на инструменте неплохо. Наловчился, привык. Но до завораживающей игры Дениса ему, конечно, далеко. Он это понимал.

Мужчина, номер телефона которого дал Егору брат, долго кричал и ругался. Он, разумеется, принял Егора за Дениса, и высказал ему свои претензии по поводу резкого исчезновения и длительного отсутствия. Сказал, что вынужден был на его место взять другого музыканта, который теперь играет в лучшем кабаке города.

Потом мужчина спросил у Егора-Дениса, где он так долго пропадал. Егор, играя роль брата, ответил, что попал в аварию и долго лечился. Собеседник смягчился и предложил вечером встретиться, обговорить ситуацию.

Мужчину звали Виталием. Ему стало жаль Егора-Дениса, и он выхлопотал ему место в другом, тоже неплохом ресторане. С тех пор Егор играл на саксофоне и в переходе, и в ресторане. Брат совсем не звонил. Егор был уверен, что будет чувствовать сильную обиду на него. Но вместо обиды ощущал какое-то смирение и был спокоен.

Однажды после игры в ресторане, когда заведение уже закрывалось, Егор находился у себя в каморке. Он переоделся, потом начал укладывать инструмент в чехол. В этот момент в каморку вошел незнакомый мужчина. Представился Германом.

– Вы прекрасно владеете саксофоном. Чувствуется рука профессионала, – сказал Герман. – Вы, наверное, учились где-то?

– Да, консерваторию окончил, – на автомате ответил Егор.

– Игра великолепная! Но почему вы здесь, в этом захолустье? Надеетесь, что здешняя публика оценит ваш талант?

– Так получилось, – ответил Егор, показав Герману свои искалеченные ладони. – Авария… Инвалид я…

– Это не главное. Я же оцениваю вашу игру, а не то, какими руками вы играете, – произнес Герман. Поверьте, я смыслю в музыке, многие даже с 10 пальцами не смогли бы сыграть так, как вы. Я впечатлен вашим мастерством! Тут неподалеку есть уютное кафе. Может, пойдем туда и спокойно поговорим?

Через полчаса Егор и Герман сидели за столиком небольшого кафе. Вопреки легенде, Егор не стал представляться Герману Денисом, как того требовала договоренность с братом. Он почему-то назвал свое настоящее имя.  

– У меня к вам, Егор, предложение, – начал Герман.

– Какое?

– Услышав, как вы играете, я не мог остаться в стороне. Я дирижирую оркестром. В этом городишке проездом. Живу и работаю в Питере. У меня недавно саксофонист из оркестра умер. Я ищу нового. Вот такое совпадение. Это просто невероятно! Найти такого виртуоза в рядовом кафе провинциального города! Мне повезло! Ладно, спрошу прямо, поедите со мной в Санкт-Петербург?

Егор молчал.

– Вас здесь что-то удерживает? – спросил Герман.

– Нет.

– Тогда поедемте! Здесь вы загубите свой талант! Кто же тут оценит вашу игру? Никто! А в Питере у вас появятся возможности, – уговаривал дирижер.

Максим смотрел вдаль, в его глазах блестели слезы.

– Раньше я был первоклассным пианистом, если вам интересно…. Но все рухнуло, — срывающимся голосом сказала Егор.

– Успокойтесь. Ничего не рухнуло. Авария…. Конечно, я понимаю…. Это печально. Но судьба дает вам еще один шанс. Попытайтесь его использовать!

Егор посмотрел на Германа и улыбнулся.

– А я согласен! Давно хотел работать в Питере! Еду!

Глава X

Денис объявился через год. Он как-то нашел Егора в Питере. Через каких-то общих знакомых достал новый номер его телефона и позвонил.

– Привет! Как поживаешь? Я не хотел тебя беспокоить. Вот и не объявлялся. Узнал, что ты теперь в Питере. А у меня там скоро концерт. Может, повидаемся?

– Как ты меня нашел? – спокойно спросил Егор.

– Ну, так наш музыкальный мирок небольшой… Слухи…. Тем более что фамилия-то у тебя моя…

– Что тебе нужно?

– Увидеться хотел…. Брат, ты чего? Не рад?

–Ты меня вряд ли узнаешь. Я сильно изменил свою внешность, – сказал Егор.

– Молодец! Вырвал, как говориться, старую жизнь с корнем?! Ладно, в субботу буду в Питере. Где встретимся?

Братья встретились в парке. Егор заметил Дениса издалека. Он подошел к нему и заговорил первым.

– Привет.

– О, привет, братик! Да, лицо изменилось. И прическа другая. Тебе идет. Сходство, конечно, осталось, но оно совсем не бросается в глаза, – заговорил Денис.

Они присели на лавочку.

– Как живешь, как успехи? Часто ли гастроли? – поинтересовался Егор.

– Именно об этом я хотел поговорить. Нет у меня никаких концертов, гастролей…. И успехов тоже нет. Все пошло прахом. Контракты со мной расторгли, гастроли отменили…. В общем, я остался у разбитого корыта.

– Как?! – Егору вдруг стало жаль брата, он участливо прикоснулся к его руке. – Что произошло?

– Не знаю, что и думать. Мои пальцы словно одеревенели. Не слушаются…. Играю ужасно. Наверное, меня Господь наказал…. Альберт Соломонович настоял, чтобы я взял отпуск, отдохнул. Уже 3 месяца я в отпуске. Но ситуация не меняется…. Прости, если сможешь, брат… Я был не прав, – Денис заплакал.

Егор обнял брата.

– Я не держу на тебя зла. Давно простил. Ты не виноват. Моя жизнь наладилась. Все в порядке. Играю в крупном оркестре. У меня неплохие заработки. Недавно взял себе квартиру, правда, небольшую и в пригороде. Но все же. Скоро собираюсь покупать автомобиль.

Денис немного успокоился и вытер слезы.

– Ты заслуживаешь хорошую жизнь. А я не достоин счастья. Я дурак. Хотел твою судьбу себе присвоить. Вот, возьми, – Денис протянул брату ключи.

– Это от Московской квартиры. Она по праву и справедливости твоя. Я ходил к нотариусу, оформил на твое имя дарственную. Вот она, – Денис достал из сумки документ. – Переезжай обратно в Москву.

– Да ладно. Зачем ты так напрягался? Живи в этой квартире. Она мне ни к чему.

– Нет, ты должен забрать назад все, что мне дал. Я это точно знаю! Иначе мне будет только хуже. Возьми ключи и дарственную. Умоляю, дай мне номер своей банковской карты, – попросил Денис.

– Зачем?

– Я перечислю тебе премию…. Ну, те деньги, которые я тогда за победу в конкурсе получил. Так надо. Прошу тебя, брат, не отказывай, уговаривал Денис.

Егор забрал ключи от московской квартиры и дарственную на нее. Написал на листе номер своей банковской карточки и отдал брату. Потом достал из кармана ключи от квартиры в провинциальном городке, той, что Денис получил от государства, и протянул их брату.

– Ну, раз так, тогда держи ключи от своей квартирки, – сказал Егор.

Денис забрал ключи и спрятал их в сумку.

– Спасибо тебе, братишка… Я попробую начать новую жизнь…. Может, мы с тобой еще свидимся, – Денис протянул Егору руку.

– Обязательно свидимся, брат! – Егор пожал руку Дениса. – Пока, не пропадай больше!

Глава XI

Денис увлеченно играл на фортепиано. Его пальцы пришли в норму и теперь привычно перебирали клавиши. В банкетном зале ресторана, заполненного пьяными гостями до отказа, звучала нехитрая мелодия. Для изрядно подвыпившей толпы подобные мелодии в самый раз. Кто из гостей станет вникать в тонкости? Им лишь бы весело было, а остальное не волнует.

В один момент у Дениса что-то перехватило в груди. На миг он почувствовал, как задыхается. Потом стало легче. Вдруг его пальцы, словно сами по себе, забегали по клавишам рояля. И зазвучала совершенно другая, завораживающая мелодия, как раньше. Пальцы Дениса извлекали из старенького, расстроенного инструмента поистине чарующие звуки. Не музыка – волшебство!

Денис, потрясенный происшедшей с ним метаморфозой, прекратил игру. Кто-то из пьяных гостей возмутился, что музыка стихла. Но Денис не обратил на это внимание. Наконец, свершилось…. «Слава Богу, ты по-настоящему простил меня, братик! Спасибо!»

Тряхнув волосами и улыбнувшись гостям, Денис заиграл венский вальс.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
admin/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: