Начал встречаться с девушкой в разводе, у которой маленький ребёнок. Спустя время — пожалел об этом..

Я всегда считал, что вступить в отношения с женщиной, у которой есть ребенок от другого, неприемлемо для любого уважающего себя мужчины. Наверное, я был слишком самоуверен и горделив. Только с возрастом я понял, что я глубоко ошибался. Ведь эти женщины не хотели, чтобы у них так сложилась семейная жизнь. А дети вообще ни в чем не виноваты. Изменил свое мнение я тогда, когда познакомился с одной девушкой. Ей было 23 года, и у нее уже был ребенок двухлетний. Она была в разводе. Муж ее пил, поэтому она взяла ребенка, и ушла. Она была прекрасным человеком, умная, симпатичная. Столкнулись мы с ней по работе. Романтических отношений не было. Но я очень много почерпнул из знакомства с ней. Поэтому стал иначе смотреть на разведенных женщин с детьми.


А потом я познакомился с женщиной, которая была уже 2 года в разводе. Но только ее сыну было 6 лет. Красивая, умная, хозяйственная. Она сразу привлекла меня своей добротой и улыбкой. Так как меня не пугали больше чужие дети, я предложил ей встречаться. Она немного колебалась, но по ней видно было, что я ей нравился. Поэтому она согласилась. Мои друзья немного посмеивались надо мной. Считали, что я беру женщину с «прицепом». Но мне было плевать на их мнение. Татьяна казалась мне лучшей женщиной на свете. И я не собирался жениться на ней. Мне просто хотелось посмотреть, во что выльются наши отношения.

Мы начали встречаться с Таней. Первой трудностью в наших отношениях оказалось то, что она не могла встречаться со мной тогда, когда мне хотелось. У нее была работа, был ребенок. И ей нужно было подстраиваться, чтобы видеться со мной. Она должна была с кем-то оставить сына Даню, чтобы он не был один, когда ее нет дома. Поэтому наши встречи не были такими частыми, как хотелось мне. Она не могла оставаться ночевать у меня. Опять же, дело было в ее ребенке. Иногда наши свидания срывались, потому что у сына поднялась температура, или заболел живот, или еще что-то. Я видел, что она очень переживает. Она боялась, что мне это не нравится. Мне это, конечно, не нравилось. Но я пытался себя настроить на позитив. Ведь я принял мужское решение, начав встречаться с ней.

Так наши отношения длились несколько месяцев. Я узнал Таню ближе. Мне нравилось общаться с ней. Меня тянуло к ней магнитом. И она была очень нежна со мной. Мне казалось, что мы подходим друг другу. Про Даню мы почти не говорили. Она предпочитала избегать этой темы. Я и не настаивал. Захочет – сама расскажет про сына. Но спустя время мне захотелось приходить к ней домой. И я хотел увидеть Даню, познакомиться с ним. Когда я озвучил ей свое мнение на этот счет, она погрустнела. И сказала, что ей надо обдумать всю ситуацию. А потом она скажет свое решение.

Через несколько дней мы снова встретились. И Таня пригласила меня в гости на выходных. И тогда она меня познакомит с сыном. Я обрадовался, когда понял, что наши отношения переходят на новый уровень. Значит, она тоже считает, что между нами все серьезно. На следующий день я пошел в детский магазин, чтобы выбрать подарок мальчику. Я оказался в этом деле настолько глуп, что мне пришлось обратиться к консультанту в магазине. Когда я был мальчиком, таких игрушек не было. И что сейчас в современном мире нравится детям, я не представлял даже. Подарок был куплен. Я с довольным видом пошел домой.

В субботу я приехал к Тане домой. Настроение у меня было прекрасное. Я предвкушал встречу с мальчиком. Думал о том, как он будет рад подарку. Отец Дани не общался с ними. Он уехал в другой город, и даже не звонил сыну на день рождения. Мне казалось, что Даня будет рад, что появился мужчина в доме, а не только мама. Бедный ребенок, наверное, страдает, что у него нет отца. Мое воображение подсказывало мне, как вести себя с ребенком при встрече. Но я оказался совсем не прав. Первая встреча состоялась не так, как мне представлялось.

Когда я позвонил в звонок, Таня открыла мне дверь. Я вошел, разделся. А Таня позвала своего сына. Через несколько секунд в прихожую вышел угрюмый мальчик. Голова его была немного опущена вниз, брови нахмурены, глаза горели недобрым огнем. Он медленно подошел ко мне, продолжая разглядывать меня. Я поздоровался с ним, протянул руку. Но он так и не пожал мне руку в ответ. Сквозь зубы сказал «Здрасьте», и тут же собрался уходить. Но я протянул ему пакет с подарком. Он нехотя взял пакет, и скрылся в своей комнате. Я понял, что все не будет так легко, как мне рисовалось в воображении.

Мы сидели с Таней в гостиной. Она приготовила вкусный ужин. Позвала сына, чтобы он сел с нами. Но он наотрез отказался приходить. Мы сидели с ней одни. После ужина мы открыли бутылку шампанского, и разговаривали обо всем на свете. Я пытался поднять Тане настроение. Потому что видел, что она переживает за наше знакомство с Даней. Поэтому старался развеселить ее. Она сначала была немного зажата, а потом расслабилась. Когда она начала смеяться над моими шутками, я увидел у двери Даню. Он стоял и смотрел на меня злым взглядом.

Я понимал, что он ревнует меня к матери. Но что нужно делать в такой ситуации, не представлял. Потом я решил, что мне нужно завоевать доверие мальчугана. Я начал покупать ему всякие безделушки, мелкие и крупные игрушки, лего, роботов. Каждый раз, когда я приходил к Тане домой, у меня всегда был сюрприз для него. Но его отношение не менялось ко мне. Более того, я стал замечать, что все мои игрушки ломаются у Дани. А книжки мои постоянно рвутся. И он специально показывал мне сломанные вещи, демонстрируя свою неприязнь.

Я разговаривал с Таней. Говорил, что ее сын ведет себя не совсем правильно, ломая все, что я дарил. Но она защищала своего сына. Говорила, что он еще совсем ребенок. И он привыкнет ко мне со временем. Но я видел, что ситуация не меняется. А все стало усугубляться. Теперь была проблема сходить на свидание с Таней. Даня устраивал самые настоящие истерики, не пуская Таню никуда. Он симулировал плохое самочувствие. Притворялся, что его тошнит. Он врал так, что у меня в голове не укладывалось – как ребенок может придумывать такие вещи.

Я пытался смириться с тем, что мне на долю выпали такие испытания. Таня мне очень нравилась, я не хотел ее потерять. Я пытался найти выход из ситуации. Через время я предложил Тане, чтобы они переехали ко мне. Я хотел быть с Таней все время вместе. Хотел создать семью. Хотел, чтобы Даня привык ко мне. Мне показалось хорошей идеей – начать жить вместе. Может быть, мальчик все же привыкнет тогда ко мне.

Через несколько дней Таня озвучила свой ответ. Они не переедут ко мне. Но она предложила мне переехать к ним. Я сразу же согласился. Со дня нашего совместного проживания все усугубилось еще больше. Теперь мальчик стал истерить постоянно. Он не давал оставаться нам наедине. Ночью он просил мать, чтобы она спала с ним, потому что ему страшно. По вечерам он постоянно требовал внимания матери, влазил в наш разговор. Я был в шоке от его поведения. Он совершенно не слушался меня. Все, что я ему говорил, он делал наоборот. Таня относилась ко всему абстрагировано. Было такое ощущение, что она пустила все на самотек.

Затем Даня начал делать разные гадости. Сначала это были мелкие проделки. Я нашел свою зубную щетку на полу под раковиной. Я сразу понял, кто ее туда бросил. Но не пойман – не вор. А затем он запачкал мою любимую рубашку чернилами. Она была вся разрисована ручкой. Я не выдержал. Я строго отругал его, и сказал, что поставлю в угол.
Но тут произошло то, чего я никак не ожидал. Таня наорала на меня. Крикнула, что я не имею никакого права наказывать ее сына, потому что не его отец. Она отсчитала меня по полной. Сказала, что только она имеет право воспитывать Даню. И что с ребенком нужно общаться только с помощью ласки, любви и разговоров, а не наказаний и криков. Я опешил. Я только что ощутил, что Таня при сыне повысила на меня голос, отсчитав как мальчишку. А Даня стоял, и с ехидной улыбкой смотрел на меня. И его удовольствие от моего унижения было явно написано на лице.

Я ничего не сказал Тане. Молча выбросил свою рубашку в мусорное ведро. Я не спал всю ночь, думая о своей жизни. Я превратился в неврастеника. У меня уже дергался глаз от всей этой нервотрепки. Все мои попытки наладить с Даней отношения провалились с грохотом. Я понял, что больше так жить не смогу. Таня почувствовала, что со мной что-то не так. Потому что на следующий день она тихо разговаривала со мной, искоса поглядывая на меня. Даня тоже, как ни странно, был необычно тих и спокоен. Наверное, он чувствовал, что сделал свое дело.

Вечером я пришел с работы, и начал собирать свои вещи. Таня молчала, со слезами на глазах наблюдала за моими действиями. Она не отговаривала меня. Просто тихо стояла у двери, и плакала. Она умная женщина. Я думаю, она все поняла. Она поняла свою ошибку, то, что нужно было действовать иначе. Я сделал все, что в моих силах, чтобы сохранить наши отношения. Но она не смогла помочь мне.


Я молча собрался уходить. Я не сказал Тане ни слова. А Даня вышел из своей комнаты. Когда я уже обулся, он просто тихо и спокойно сказал «Прощай». Он добился своего. А мне стало немного жалко Татьяну. Ведь из-за сына Татьяна не сможет устроить свою личную жизнь. А сын когда-то вырастет, уйдет от нее, заведет свою семью. А Таня останется совсем одна. И никто не оценит ее жертвы потом. Я подумал обо всем этом, стоя у двери. Поэтому я повернулся, и посмотрел на Таню. А потом сказал ей, чтобы она не забывала о том, что она не только мама, но еще и женщина. И я ушел.
Больше мы с Таней не общались. Надеюсь, у нее сложится личная жизнь. Она заслуживает этого. Но для себя я сделал вывод, что больше никогда не заведу отношения с женщиной, у которой есть ребенок. Больше таких испытания я не смогу пережить. Мало ли, какой еще ребенок попадется. Лучше остаться одному, чем переживать такие страсти.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
admin/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: