Муж выставил меня с ребёнком из дома, всё потому что..

https://youtu.be/FGQ-4ok-n3k

Я встретила мужчину, с которым захотела связать свою жизнь, в 25 лет. Мы год встречались, потом стали жить вместе. Я переехала к нему, свою однокомнатную квартиру я не стала продавать, а сдала ее квартирантам. Квартира на окраине города, много денег не выручить за ее продажу. Сдавала ее за такую небольшую плату, что особой материальной помощи от этого не было.

Жизнь у нас складывалась непросто. Мужчина у меня с тяжелым характером. Он старался главенствовать в наших отношениях. Замуж меня звать не спешил. Но и уходить от него я не хотела, все ждала предложения руки и сердца. Когда я забеременела, я с радостью ждала, что мы поженимся. Ведь такое событие точно надо закрепить браком. Но он, к моему удивлению и громадному сожалению, не собирался скреплять наши отношения. Хотя и не был против ребенка. Я сделала выбор, и решила рожать без штампа в паспорте.

После того, как я ушла в декрет, появилась напряженная ситуация с деньгами. А когда я родила, и вовсе стало денег не хватать. Сначала я не могла себе ничего позволить. А потом дошло до того, что мы не могли ничем обеспечить и ребенка. Еле-еле хватало на пропитание, а одежда и какие-то примитивные игрушки для малыша – об этом не было и речи. Стали ругаться с мужем, но он был так груб со мной, что у меня не было сил даже спорить с ним.

Я пыталась придумать выход из ситуации. Помощь со стороны мой муж не принимал. Я хотела выйти на работу, и попросить, чтобы с нашей малышкой сидела его мама. Мои родители жили в деревне далеко от нас. Поэтому на их помощь мы не могли рассчитывать. Но муж был непоколебим. Свою маму просить он не собирался о таких одолжениях. А я должна сидеть дома, смотреть за ребенком, ходить за продуктами, заниматься стиркой и уборкой. И нечего мне выходить на работу так рано, обойдемся без моей зарплаты.

Все усугублялось с каждым днем. Ребенок рос, ему требовалось все больше. Муж сердился, что требовалось все больше и больше вещей. Как будто я могла остановить рост малышки, чтобы ей не требовалась новая одежда. Я плакала, когда его не было дома, потому что свои слезы нельзя было показывать ему. Иногда он был в хорошем настроении, улыбался и уверял меня, что скоро все изменится и наладится. В такие моменты я была счастлива, и верила только в лучшее. Ведь многие испытывают трудности в таких ситуациях. И мы справимся со всем вместе. Но на душе все равно было тяжело, ведь легче не становилось.

От соседки узнала, что в храме на соседней улице помогают нуждающимся. Я пошла туда с ребенком, разузнала, что они занимаются благотворительностью, и могут давать мне некоторую одежду для ребенка. Сама я ходила в вещах, которые покупала еще до беременности. Хорошо, что я не поправилась, а даже похудела. Это и немудрено, питались мы дома более чем скромно. За последние 3 года я похудела на 10 килограмм. Ведь я экономила на транспорте, много ходила пешком. И старалась кушать немного, чтобы не так часто тратиться на продукты.

Некоторая моя одежда висела на мне, как на вешалке. Но я не отчаивалась, ведь еще немного и я выйду из декрета.
Покупка продуктов была для меня целым событием. Я знала все цены в каждом магазине. Я выбирала время акций, чтобы покупать пищевые продукты и необходимые бытовые изделия только по ним. Я обходила все магазины в округе, чтобы выгадать экономию даже в 2-3 рубля. Покупала только там, где все дешевле. Иногда мне приходилось полдня ходить с коляской по магазинам, чтобы скупить все нужное по наименьшим ценам.

Но,наконец-то, закончилось время моего декрета. Я смогла устроить ребенка в детский сад, и вышла на работу. Моему счастью не было предела. Теперь все должно быть хорошо. В мечтах я уже видела, как с деньгами станет легче, как отношения в семье наладятся. Итогом всех моих мечтаний была наша долгожданная свадьба. Я с неистовым рвением начала работать, ожидая первую зарплату. Но высокой оплаты сразу после декрета я не получила. Немного разочаровавшись, я отработала октябрь и ноябрь.

А вот за декабрь я, наконец-то, получила достойную зарплату. Я была вне себя от радости. Теперь все пойдет, как я задумывала. Вдобавок ко всему еще дали годовую премию внушительного для меня размера, хотя я не отработала целый год, а только 3 месяца. А еще мне оплатили 2 выходных в двойном размере, в которые я выходила работать внеурочно. Все в совокупности вылилось в крупную сумму, которую я планировала потратить на все необходимые нужды. Прежде всего, мне нужно было купить себе пару вещей, чтобы не выглядеть на работе пугалом.

С радостной новостью я прибежала с работы домой, чтобы рассказать мужу о том, что наши дела пойдут в гору. Но, к моему удивлению, муж не отреагировал на все так радостно, как я. От обиды я не знала, что сказать. Он уверял меня, что я рано радуюсь. И это все единичный случай. Что я не заслуживаю таких денег, и мне не будут платить так хорошо на постоянной основе. Я расстроилась, но в глубине души была уверена, что будет все хорошо.

С этого самого дня все пошло у нас наперекосяк. Каждая моя покупка в магазине, необоснованная по его меркам, встречалась с упреком и обвинением с его стороны. Мы начали питаться лучше, я уже не бегала по всем магазинам, чтобы выискивать продукты дешевле. Да и времени уже не было на это. Но все это вызывало в нем большую дозу негатива. Как будто ему не нравились все изменения в лучшую сторону. Его раздражал мой внешний вид, он придирался к любой мелочи в моей внешности. Он следил за каждым моим шагом, звоня каждый час мне на работу, проверяя мое нахождение там. Мог даже позвонить на общий телефон, прося позвать меня к телефону. Его недоверие сводило меня с ума. А он был уверен, что просто так хорошую зарплату не платят, и я получаю деньги где-то еще. Или от кого-то еще. Его ревность преследовала меня повсюду. Ссоры на этой почве были ежедневными.

У меня не было сил спорить с ним, доказывать свою невиновность во всех его подозрениях. А его это еще больше распаляло. Он был уверен, что я ему изменяю, и получаю материальное вознаграждение от мнимых благодетелей. Он начал срывать свою злобу на ребенка. Дошло до того, что, однажды, он заявил о том, что ребенок может быть не от него. Его не волновало, что он сам не хотел на мне жениться. Он будто забыл об этом. И начал утверждать, что я сама не хотела выходить за него замуж. И все это из-за того, что ребенок не являлся нашим общим, и мне просто хотелось скрыть этот факт, оставшись с ним.

Я была в шоке от его заявления. Как можно было придумать такую историю, если я все свое время посвящала семье – ему и нашей дочке. У нас даже друзей особо не было общих. Со своими подругами я почти не виделась, только перезванивались иногда. Он не разрешал мне никуда выходить, кроме работы. Как могло ему прийти в голову, что я родила ребенка от чужого мужчины. У меня то и мужчин толку не было кроме него. Но факт оставался фактом – все чаще в ссорах звучало его предположение о многолетней неверности.

Я старалась убедить его нежными уговорами, что между нами никогда не было никакого предательства. Даже предлагала ему сделать тест об отцовстве. Но он и слушать ни о чем не хотел. Немного успокаиваясь после моих клятвенных уверений о верности, он все же оставался угрюмым и напряженным. Между нами с каждым днем росла каменная стена. Расслабиться я могла только на работе. Дома меня ждали его ежедневные упреки и хамство. Он принялся доводить меня без причины, выискивая малейший повод для этого. То еда пересолена, то пыль на столе, то полы грязные или ребенок неумытый. Каждое мое слово вызывало у него негатив, он огрызался мне, смотря злым взглядом.

В конце концов, вся эта ситуация накалилась так, что у него просто снесло голову. И в один день я пришла домой с работы, а он заявил, чтобы я убиралась из его дома со всеми вещами. Сказал, чтобы я забирала и ребенка с собой, что дочь ему не нужна. Половина моих вещей уже были собраны в простые пакеты. И все стояло возле выхода. Он не дал мне сказать ни одного слова. Перебивал меня, гневно размахивая руками. Сказал, чтоб я больше не появлялась в его жизни, не звонила, не приходила и не просила какую-либо помощь для ребенка. Мы для него больше не существуем. И никакими законными правами я не обладаю.

Я собрала все вещи, что смогла, и ушла. Меня приютила моя университетская подруга, с которой я еще поддерживала общение. Она была в ужасе, когда я ей рассказала всю свою историю. Сказала, что я могу оставаться у нее, пока не решу, что делать дальше. Мне было жалко мою невинную дочь, но я должна жить дальше. Мне нужно было теперь заботиться о нас с ней с особым рвением. Ведь теперь не на кого было рассчитывать. Хотя мне и так не было помощи от отца своего ребенка.

Через месяц я переехала на свою крошечную квартирку, которую сдавала квартирантам. Я не почувствовала отсутствия дополнительных денег от сдачи жилья, потому что эти средства забирал мой гражданский муж. И я их все равно не видела. Поэтому мы с дочкой спокойно устроились в своем маленьком, но уютном мирке. Она за отца не спрашивала, видимо тоже устала от наших бесконечных скандалов.

Я не понимаю, что было нужно ему? Чем его не устраивала наша жизнь? Мы стали жить лучше, я все делала, чтобы быть хорошей женой. А он обвинял меня во всех несуществующих грехах. Или ему нравилось, когда мы жили в нищете? Он что, чувствовал себя счастливым только тогда, когда я полностью от него зависела и была несчастна? А когда начала зарабатывать неплохие деньги, то его это уничтожило? И что это тогда за мужчина. Или все-таки я делала что-то не так. Мне обидно, что за эти года он так и не оценил меня по достоинству. Жаль ребенка, ведь она ни в чем не виновата. Не знаю, в чем причина всего этого, но с ребенком он не видится, со мной не общается, полностью исчезнув из нашей жизни.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Deiz/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: