Пользовался мной, а спал с другими..

По окончании школы я решила учиться и не где-нибудь, а в вузе. Подала документы сразу в три университета. В один из них меня приняли, но не на бюджет, а на коммерческое отделение. Денег в нашей семье на такое удовольствие не было, и нет. Перевелась на заочное отделение и пошла работать. Родители далеко, помощи никакой. В пригороде сняла однокомнатную квартиру и стала жить-поживать. Конечно, хотелось поселиться в центре города, но цены там такие, что всей моей зарплаты не хватит. Ничего, привыкла. Встаю в шесть часов утра, завтракаю и бегу на электричку. В восемь я на своем рабочем месте. Времени на развлечения нет, зато есть работа и крыша над головой. А главное, для родителей я не обуза. У них своих забот полон рот, им еще братишку на ноги поднимать.

Денег хватает на еду и жилье, но я стараюсь экономить – за учебу тоже надо платить. Коплю. Так живут многие мои сверстники из небогатых трудовых семей. Правда, многие не учатся, а только работают. Но я решила получить образование, подумала, в будущем пригодится. Да и самооценка повысится – все-таки высшее образование. Когда поступала в университет, познакомилась с парнем. Он перешел на четвертый курс. Имя у него красивое – Милен. Раньше я таких имен даже не слышала. А сам он вообще – красавчик. Увлек меня сразу. У нас все произошло в первую же ночь. Мы ночевали на даче его родителей. Дача огромная, двухэтажная. Красиво. Грядок с огурцами и картошкой нет. Вокруг цветы, деревья. Зеленые газоны.

Я зацепилась за заочное отделение и пошла работать. Можно было бы не поступать, но мне очень хотелось учиться с Миленом в одном университете.
Отношения наши складывались по-разному. Первые два месяца мы встречались каждый день. Но потом все реже и реже. Я стала работать, Милен – учиться. Встречались по выходным. Он приезжал ко мне. Иногда ходили в караоке, в клубы. Но редко. Милен увлекался другим. Он был конченный игроман. Играл в виртуальном казино. Просаживал в нем приличные деньги, взятые у богатых родителей. Иногда выигрывал. Приезжал ко мне радостный. Говорил: «Собирайся! Сегодня гуляем! Я в выигрыше!» Тащил меня в какой-нибудь клуб. Сорил там деньгами. В такие дни он был щедр и великодушен.

В августе мне дали две недели отпуска. Милен приехал, показал кучу денег – сто пятьдесят тысяч. Говорил, хорошо, что у тебя отпуск. Позвал в Сочи. Прилетели в Адлер. Я просила его сразу купить билеты на обратный рейс. Не купил. Сказал, что успеем. Вселились в гостевой дом. Сходили на море. Чувствую, чего-то не хватает моему Миленчику. Вечером говорит: «Поехали на Красную Поляну». Спрашиваю: «Зачем?» Отвечает, что видел сон, будто бы сорвал Джекпот. Понятное дело, зачем мы сюда приехали – играть в казино. Поехали на Красную Поляну. Ушел к рулетке один. Меня оставил в кафе. Через час вернулся. Бледный. Продул все до копейки. Неделю кормила его на свои деньги и купила билеты на самолет. Хороший получился Джекпот!

Плакали мои отпускные, и те деньги, что откладывала на учебу. Милен обещал вернуть все двадцать тысяч, но не вернул. В итоге – из университета меня поперли за неуплату обучения. Может быть, и к лучшему. Надоело экономить на всем. Разбогатею, восстановлюсь. Отношения с Миленом не развиваются никак. Замуж не зовет, приезжает тогда, когда захочет. Считается, что есть у меня парень, а по сути – только наполовину. Радости у нас общие, а все остальное – только мое. Встречаемся тогда, когда ему захочется. Один раз звонила сама, набивалась на встречу. Не получилось. Сказал, что не может – очень занят. Освободится, приедет.

У нас на работе есть парень Гена. Он простой, деревенский. Отслужил в армии. Работы в родном поселке нет. Приехал в город. У него есть старенький «Логан». Он на нем развозит нашу продукцию: пироги, пиццу. Я знаю, что ему нравлюсь. Но мне он не очень. Обыкновенный парень, с ним не интересно. Внешне он не красавец, хотя и приятный. Обходительный. Спокойный. Без всяких пантов. Ненавязчивый он, но однажды предложим меня подвезти до дома. Я, недолго думая, согласилась. В тот вечер Милена я не ждала.

Мы доехали до моего дома, и Гена решил проводить меня до подъезда. Подошли к подъезду, а там, на лавочке, сидит Милен. Видимо, меня дожидается. Нехорошо как-то получилось. Но кто же знал, что он приедет. Весь день был недоступен, а тут на тебе – явился, не запылился. Поздоровались с Миленом, я представила Гену. Сказала, товарищ по работе. Геннадий понял, что Милен мой парень. Попрощался и пошел к машине. Я в подъезд. Милен сказал мне вдогонку: «Иди, я сейчас поднимусь», а сам пошел за Геннадием. Около машины между Геной и Миленом состоялся разговор. Я не подходила, так как разговаривали они спокойно. Но краем уха слышала: Милен требовал, чтобы Геннадий больше никогда ко мне не подходил.

Чуть позже я спросила, шутя, почему Милен отваживает от меня потенциальных женихов. Какое он имеет на это право? Я свободная девушка. Милен рассмеялся и ответил: «Какая ты свободная – ты моя гражданская жена. Я так и сказал этому Гене. Пусть знает». Меня такой ответ возмутил: «Не бывает гражданских жен. По крайней мере, я такой быть не собираюсь. По-твоему выходит: и дети, и родители – все должны быть гражданскими? Нет, со мной такой номер не пройдет». Милен сразу стал подлизываться: «Рыбка моя, с тобой, конечно же, все будет по-другому. Ты будешь законная, со штампом. Ну, подожди немного. Я окончу университет, буду работать, тогда и распишемся».

Гена подошел утром ко мне сам. Стал извиняться. Сказал, что не знал, что у меня есть гражданский муж. Если бы знал, не позволил бы ничего подобного. В том смысле, что не стал бы до подъезда провожать. Просто бы подождал около машины, пока я в подъезд зайду. Жалкий какой-то Гена. Верит всякому. Другой бы парень на его месте в драку полез. Дрался бы до крови за свою любовь, а он извиняется. Успокоила я Гену: «Ладно, Ген, не переживай. Я сама виновата – не предупредила тебя, что нельзя меня любить …» Гена улыбнулся и пошел. Даже не понял, бедный, что я над ним только что издевалась.

Милен приехал в чувствах. Злой. Сказал, что могут отчислить из универа. Один профессор ополчился на него из-за пропусков, не хочет допускать до госэкзамена. Я говорю: «Как же так? Надо что-то делать. Родителей подключай, пусть денег дадут этому профессору». «Какие деньги? Он совок. Принципиальный. Баран одним, словом, – злится Милен. – Упрется, никакими деньгами не купишь. Его как-то по-другому надо окучивать». «Как по-другому? – спрашиваю. – Может, я чем-нибудь могу помочь?» «Ты – нет. Он на женщин не падкий. Ты не поможешь», – сетует Милен.

Я вообще очумела от таких слов. Это что же получается, я о помощи в плане помощи. А Милен думает, что моя помощь – это переспать с профессором, чтобы он его допустил. «А при чем тут не падкий на женщин? – говорю. – Ты что решил, что я с ним спать согласна? Ты чокнулся?» Он: «Да, нет. Я не это хотел сказать. Просто подумал, что у тебя кроме красоты и молодости ничего нет. Как ты поможешь?» «Да так, – отвечаю, – просто попрошу, чтобы допустил тебя. Он что не человек?» И вдруг Милен оживился, глаза его заблестели: «Ага. Точно. Попроси. Заплачь. Скажи, что болела, а я за тобой ухаживал. А теперь ты ждешь ребенка от меня. Точно – он поймет. Он сентиментальный». Я пошла. Профессор, и вправду, оказался сентиментальным. Поверил моим слезам. Допустил Милена до госэкзамена. Но предупредил, если студент на госах окажется неподготовленным, пусть милости не ждет.

Мы вернулись ко мне. В тот день у меня был выходной. Милен на радостях купил бутылку вина. Торопил меня с едой. Пока я готовила, пошел в душ. Вернулся из душа, лег на диван. С кем-то переписывался. Странное дело, улыбался. Со мной не улыбался, с утра был поникшим – не верил, что профессор его простит. После удачного похода в деканат, несколько раз улыбнулся, поцеловал меня в знак благодарности. Потом опять надел на себя маску озабоченности. Переживал за предстоящие госы. Говорил: «Теперь этот Пиночет (прозвище профессора) на экзаменах отыграется на мне за все пропуски». А теперь смотрите – улыбается кому-то.

Обед я сготовила. Поели. Милена от еды и вина разморило. Говорит мне откровенно так: «Рыбка, я спать хочу. Меня этот Пиночет вымотал совсем – я две ночи толком не спал. Знаешь, очень переживал. Правда. Я посплю часика три, а ты уж постарайся меня не разбудить. Будь потише в это время». Пока я мыла посуду, он уже сладко спал. В ванной комнате, как всегда, оставил после себя бардак. Кругом вода. Перелапал все мои шампуни и гели. Как будто бы не мужик мылся, а баба какая-нибудь любопытная. Тюбик с зубной пастой не закрыл. Убиралась в ванной, а сама думала: «Кому же он так загадочно-красиво улыбался, когда строчил эсэмэски?» Не выдержала – взяла его смартфон.

Пишет некая Люси: Привет, Миленчик! Ты живой?
Он: Жив пока. Но плох.
Люси: Почему, милый?
Он: Хочу тебя.
Люси: Приезжай.
Он: Не могу. Завтра.
Люси: Ты с той? С которой был в деканате? Мне изменяешь, подлец?
Он: Боже упаси. Это другая история.
Люси: Какая?
Он: Я приводил к Пиночету плакальщицу. Профи. Нанял ее за 5 косарей.
Люси: И что?
Он: Она меня отплакала. Пиночет сдался:
Люси: Ты точно только деньги ей дал и все?
Он: Да. Ее нельзя трахать. Она заразная, наверное, и страшная. Я тебя хочу.


Читать дальше не было сил. Я швырнула в его спящую морду поганый смартфон. Он вскочил. Сначала не понял, в чем дело. Потом сообразил и сказал: «Только без истерик. Я ухожу. Пока, лохушка. Пока-пока».

Вот такая благодарность за все мои добрые дела.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Deiz/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: